Гены и география

Оракул Тибета Туптен Нгодуп: «Выдающиеся деятели общемонгольского мира могут родиться в среде волжских ойратов, потому что там сохраняется дух Чингисхана»

Известие о научной экспедиции, создающей «генетический портрет» народа, взбудоражило людей и очень многие жалеют, что они «балдрмуд». Нет мысли обидеть наших метисов, ибо речь идет не о них, детях от межэтнических браков, а о чистых представителях трех основных групп: дербетов, торгудов и хошутов. Если, к примеру, отец — дербет, а мать — астраханская торгутка, то плод от этого брака уже не так интересен экспедиции, прибывшей в Калмыкию в рамках глобального международного проекта «Генография».

Борджигины – подразделение хошутов?

Обычно нам хватает небольшой информации друг о друге. Достаточно узнать, откуда товарищ родом. Например, если из Лаганского и Черноземельского районов, то он – торгут. Если из поселка Алцынхута Таван-Абганеровского (Кетченеровского) района, то здесь надо уточнить: дербет или хошут, потому что нынешний племзавод им. Араши Чапчаева расположился на местах кочевок дербетских и хошутских родов. Знатоки так и говорят: «Барун хошут хойр семрдҗ одсн һазр» (земля, где смешались баруны и хошуты).

Однако теперь этого знания недостаточно – участники проекта должны знать свою родословную, как принято у калмыков, до двадцати пяти колен по отцовской линии и до седьмого колена по материнской. Вот какая информация интересует экспедицию. К примеру, если ты дербет, то местные этнографы тотчас уточнят: «А из каких вы дербетов?» Хорошо, если респондент вспомнит свой, например, род «абганер-баруны». Но и этого ответа мало. Будут копать дальше: «А кто вы внутри абганер-барунов?» Если возникает затруднение, то могут дать подсказку: «Шарәдахн, дамчахн, чаачихн и т.д.?»

Эти детали важны для местных этнографов и антропологов, которые, пользуясь удобным случаем, параллельно пытаются разгадать тайны калмыцкой истории. Например, есть мнение, что где-то в пределах территорий поселков Алцынхута и Сарпа можно обнаружить следы рода «борджигин», представленного на исторической арене самим Чингисханом. Почему бы нашим ученым не добавить свои «пять копеек» в неутихающую полемику ученых разных стран мира о национальной принадлежности великого завоевателя. «Чингисхан на всех звучит языках, Чингисхан — прост и велик. Казах говорит, что Чингисхан — казах, а мы говорим — калмык! Чуваш говорит, что Чингисхан — чуваш, кумык говорит — кумык … Не спорим, друзья! Он, конечно, ваш! Но — истинный он калмык!» …

В Монголии и Калмыкии (см. ниже фото Гари Лиджиева — ред.) сохраняется память об особой генеалогической линии: среди булганских хошутов (представителей овог хайртынхан (борджигин) и среди калмыцких хошутов (представителей рода зәәсңгүд), имеющих общих предков. Есть литературные данные, публикации монгольских ученых и краеведов о «борджигинах» как об одном из подразделений хошутов, чьи нойоны являлись прямыми потомками Хабуту Хасара, брата Чингисхана.

Другие исследователи не согласны с этой точкой зрения по причине того, что этимология этнонима «хошуды» однозначно восходит к слову «хош» (клин, острие, порядок построения). Это значит, что хошуды – племенное образование периода Великой Монгольской империи, то есть в XII-XIII веках его назвали бы «новоделом». По самой распространенной версии, в то время в острие монгольских войск войска набирали самых крепких, смелых, отчаянных воинов. По-современному, спецназовцев или десантников. Они клином врезались во вражеский строй, разделяли его, а следом идущие основные силы разбивали противника по частям.

Передняя линия боя всегда сопряжена с большими потерями. Не потому ли в Калмыкии немногочисленный род хошудов компактно проживает лишь в совхозах Сарпа и Алцынхута Таван-Абганеровского (Кетченеровского) района, а также на их фермах. Есть еще и астраханская подгруппа (түмнә хошуты), но часть из них идентифицирует себя с торгутами.

Алцынхута – род матери Чингисхана?

Еще одна тайна заключена в названии поселка «Алцынхута», где камыша и скота вдоволь, и колодцы разбросаны по степи. Отсюда и версии: «алтн худг» (золотой колодец), «алтн хуц» (золотой баран) и даже «алтн хулсн» (золотой камыш). Однако ученые сразу отметают эти примитивные версии, которые ни разу не подтверждены ни в письменном, ни в устном народном творчестве: «В древнегреческой мифологии описана золотая шкура барана, посланного самим Зевсом, а вот про Золотого барана в калмыцкой степи не слышали. Тем более, про особенный колодец, который, по идее, должен быть украшен золотом и серебром. Где оно – то конкретное место, где могли утолить жажду караванщики из дальних стран? Укажите?». Конечно, приходится разводить руками, а наука не терпит голословных рассуждений.

Между тем топоним Алцынхута тотчас заинтересовал группу ученых из Синьцзяна, как только они увидели карту Калмыкии. Гости не скрывали своего удивления: «Не может этого быть! У нас последние упоминания об этом роде датированы средними веками». По их мнению, «алцынхута» есть искаженное в русской транскрипции слово «алңһсуд» (алангосуды) – название одного из древних калмыцких родов.

Впрочем, калмыцкие ученые, как выяснилось, давно разобрали это слово. В трудах А.Ш. Кичикова, И.В. Борисенко есть однозначное утверждение: «алцынхута» — это «алангосуды», которое в свою очередь означает «Алан Гоан улус», то есть «люди или народ Алан Гоа». Получается, в поселке живет род матери Чингисхана, сам не подозревая об этом.

Представляете, какая интрига: у сарпинцев связь с борджигинами, алцынхутинцы могут быть алангосудами. Значит, соседство Сарпы и Алцынхуты может иметь более глубокие корни. Их кочевые предки могли пасти свои стада и табуны в одном месте, потом, когда трава оказывалась съеденной и вытоптанной, перебираться в другое. И так двигаться километр за километром — от вероятной родины свирепых гуннов и тюрок, колыбели завоевателя мира Чингисхана до самой бедной провинции увядающей России.

В общем, Алцынхута – уникальный предмет этнографических исследований, «гремучая смесь» борджигинов и алангосудов, где может родиться новый национальный лидер. Второй Чингисхан. В этой связи совсем по-другому воспринимается недавнее пророчество Главного государственного оракула Тибета Туптена Нгодупа (на фото dalailama.com): «Выдающиеся деятели общемонгольского мира могут родиться в среде волжских ойратов, потому что там сохраняется дух Чингисхана». И действительно, люди в Алцынхуте (по-другому, в Заливном) отличаются подчеркнутым чувством национального достоинства, внутренним благородством — никогда не обидят приезжих, не бросятся семеро на одного, как это практикуется в иных селениях. Они гостеприимны, щедры, мастеровиты (особенно представители рода «шаряд»). Мыслят глобально – не это ли качество помогло им в годы либеральных реформ сохранить и преумножить совхоз им. А. Чапчаева?

Родословная человечества

Проект «Генография» охватывает все континенты и только избранные народы. Выбор центра «Северная Евразия» пал на калмыков по причине нашей уникальной исторической судьбы (почти тысячу лет в состоянии войны, проживание в иноконфессиональной среде, регулярные военные переходы из одной части света в другую). Основная задача экспедиции — сбор образцов для выявления особенностей генетического фонда в современных калмыцких группах.

Образцы – это не гербарии, не редкий окрас лисьих шкур, а мы с вами. В чем суть исследования? Какие калмыцкие рода интересуют генетиков? Все ли родоплеменные особенности народа будут учтены? Эти вопросы мы задали руководителю лаборатории популяционной генетики Медико-генетического научного центра РАМН, доктору биологических наук Елене Балановской, которая по телефону ответила так:

«Кто мы? От какого места пошли заселять мир? Какими путями шли, какими тропами пробивались? От одного ли корня пошли или жизнь зародилась в разных местах? На эти вопросы дает ответы современная генетика, потому что в генах человека хранится история его предков, а в генах народа – история народа. Задача состоит в том, что нужно сравнить «генетические портреты» современных народов и построить единую родословную человечества».

Говоря образно, все мы — от Адама и Евы. С точки зрения генетики, человек современного типа – кроманьонец – зародился в Африке около 200 тыс. лет тому назад, а 60 тыс. лет назад начал мигрировать по планете. Получается, что все разнообразие современных генов возникло из одной предковой африканской популяции. Но тогда почему мы настолько отличаемся друг от друга? Почему калмык не похож на камерунца или шведа? Вопросов полно и потому популяционные генетики всего мира решили — пора собирать разбросанные камни. Это как с жизнью: в молодости мы напропалую транжирим время, а с годами понимаем цену каждого часа, каждой минуты.

Так, неужели человечество повзрослело и решило создать свою генетическую летопись? Какой она окажется? Это станет известно через пять лет, после завершения крупнейшего международного проекта «Генография», стартовавшего в апреле 2005 года. Десять научных центров в десяти географических регионах охватывают весь Земной шар: Северная Евразия (в нее входят и калмыки), Западная Европа, Восточная и Юго-Восточная Азия, Индия, Ближний Восток и Северная Африка, Африка южнее Сахары, Австралия и Океания, Северная Америка, Южная Америка. Еще один центр проводит исследования древней ДНК.

Генетический портрет

В чем заключается роль калмыцких ученых? Как они собираются делать выборку для исследования? На эти вопросы нам ответила доктор исторических наук, профессор КГУЭ.П. Бакаева:

«Первоначально думали о максимальном охвате, но потом решили всего в мире обследовать 100 000 человек из разных этносов. Из них 350 человек – калмыки из трех основных субэтносов: торгудов, дербетов и хошутов. Также планируем обследовать немногочисленные группы калмыков: зүнгаров, меркитов, керәдов, хойтов, батутов, являющихся представителями древних родов. В исследовании могут принять участие только мужчины старше 16 лет – не близкие родственники. Хошутов намного меньше, чем дербетов и торгудов. А минимальная выборка составляет 100 человек. Поэтому кровь из носа надо набрать это число. Чтобы они не выпали из общей картины и, таким образом, картина генофонда калмыков не оказалась искаженной.

Нужна помощь самих хошутов — пожалуйста, сделайте свою этническую группу навсегда представленной в глобальном виртуальном музее генофонда человечества. Если нам это удастся, то в будущем мы сможем сравнить себя с одноименными группами в Монголии и СУАР КНР. А также с другими народами, участвовавшими в формировании предков калмыков. Еще больше проблем с выборкой меркитов, хойтов, зюнгаров, керядов, батутов. От них необходимо собрать 10 человек, не состоящих в близком родстве и не имеющих иноэтничных примесей».

Забор крови будет происходить в больницах. Участник проекта сдаст 10 мл. крови и сможет получить свой заверенный «научный генетический портрет». Заведующий сектором интеграционных проектов научно-исследовательской части КГУ, антрополог Санджи Хойт пояснил:

«Из-за минимальности выборки невозможно полностью охарактеризовать генофонд аймаков, анги, торелей, ясн. Для генетического описания разных групп калмыков, к примеру, хойтов, меркитов, батутов, олетов, тугтунов, абганеров, бухусов, буурулов, чоносов, багудов, цаатанов, цохуров, цатхалов и др. потребуется собрать образцы крови нескольких тысяч человек. Однако ДНК-анализ одного образца обойдется исследователям примерно в $400. Помножив эту цифру на 350 человек, мы поймем, что участникам проекта повезло – для них исследование будет совершенно бесплатным.

Для остальных заказ в интернете «комплекта участника» и получение результата своего ДНК-анализа обойдется в $100. Если увеличить количество обследуемых хотя бы на 200 человек, то в республике должны найтись примерно 800 тыс. рублей.

Есть другой вариант: число образцов по каждой группе можно постепенно увеличивать по мере финансирования. Можно эту работу запланировать на ближайшие годы, но все упирается в деньги. А как бы хотелось наших тайчиутов, цоросов сравнить с монгольскими. А вдруг мы получим совершенно неожиданные результаты?»

Научный сотрудник сектора этнологии КИГИ РАН Бембя Шантаев,занимающийся выборкой хошутов, рассказал:

«История, культура этой группы входит в сферу моих научных интересов. Большую помощь мне оказывает старейшина поселка Сарпа, сказитель, хранитель памяти Шаня Васильевич Боктаев, а также научный сотрудник Центра письменных памятников КИГИ РАН Бадма Меняев. Вообще в этногенезе хошудов есть немало «белых пятен», но им повезло: из-за малочисленности процент их охвата будет большим, и мы получим наиболее полный «портрет» именно по хошудам».

Калмыки – ответвление бурят?!

Чем черт не шутит, вдруг проект «Генография» покажет, что североамериканским индейцам по крови ближе калмыки, нежели тувинцы. В этом случае придется массово мигрировать в США и мстить янки за братьев, загнанных в унизительные резервации. Шутки шутками, но прибывшая в республику экспедиция заставила задуматься о своих корнях. В эти дни многие элистинцы перечитывают работы Г.О. Авляева, А.Г. Митирова, В.П. Санчирова. После чего возникает еще больше вопросов. Кто мы? Откуда мы? Потомки ли мы гуннов? До империи Чингисхана мы жили в уссурийских и забайкальских лесах? Значит, мы – родственники или одно из ответвлений бурят?

На наших глазах разворачивается четвертая индустриальная революция. Многие ее считают продолжением «цифровой» революции, начинается новый ее этап, на котором техника начинает вытеснять человека, который по-прежнему остается главной загадкой. К счастью, судьба наша не предопределяется только генами. Это набор возможностей еще нужно реализовать, а для этого человек интуитивно ищет подходящую среду. Как происходит этот процесс?

А вот это самое сложное – понять самого себя, услышать слабый голос собственных генов, забиваемых мощными внешними шумами. Мы – не сумма, мы — ансамбль взаимодействующих генов. Одни гены могут подавляться другими и молчать всю жизнь, звучать сильней или слабей. В результате этого складывается тип поведения определенного человека и целых народов…

Цегргин Мөнрг

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.