Калмыцкие ниндзя в Одессе

Вся крепость была покрыта многосантиметровым слоем крови, а синие воды Черного моря в заливе окрасились в натуральный красный цвет

В 2001 г. элистинец Анатолий Джуджиев со своим товарищем был в деловой поездке в г. Одессе и в свободное время ради интереса зашел в один из музеев на знаменитой Дерибасовской улице. Смотритель учреждения, пожилой пучеглазый еврей, расспросив, из каких краев посетители, рассказал о событиях далёкого XVIII в. Причем, он сразу отметил, что речь пойдет не о красивой легенде, а о правде и только правде от первого до последнего слова. Начал он со свойственным всем одесситам юмором: «Жители нашего города уверены, что знают свою историю. Это почти так. Но когда все думают, что именно де Рибас захватил турецкую крепость Хаджибей, тут они сильно заблуждаются, ибо мало кто знает, что ее брали калмыки. А де Рибас, этот славный человек и генерал, в это время ждал, когда тотчас плод упадёт к его ногам» …

Одно-единственное условие

До завоевания Северного Причерноморья Россией на месте нынешней Одессы располагалась крепость Османской империи под названием Хаджибей (Гаджибей или Куджабай — др. назв.). В 1787-1791 гг. разгорелась очередная война, развязанная Турцией, которая хотела возврата Крыма и упразднения невыгодного для неё Георгиевского трактата. В этой военной кампании, как и во всех остальных войнах России XVIII в., приняли участие и калмыки, оставшиеся после ухода основной части народа в Китай во главе с ханом Убуши в 1771 г. Надо сказать, Хаджибей (Одесса) являлся лишь частью цепи неприятельских укреплений вдоль Черноморского побережья, таких, как Очаков, Гасан-Кале (Рыбаковка), Возия (восточный берег Тилигула), Ени-Дунья (западный его берег), Хаджидер (Овидиополь) и Измаил.

По историческим данным, наши предки принимали активное участие в той войне. Особенно много сведений сохранилось об участии во взятии Очакова и Измаила. Например, заслуженный тренер России Церен Балзанов, прямой потомок одного из участников того похода, многим рассказывал об истории родового имения Лола, происхождение названия которого непосредственно связана с историей далёкой Одессы.

Непосредственно к Хаджибею русские войска подошли в сентябре 1789 г. До сих пор среди историков нет ясности, каким образом калмыки оказались в роли передового формирования, которое выдвигается вперед, то есть в авангард. Быть может, сами проявили инициативу, а может за помощью к ним, как бывало не раз, обратился кто-то из генералов русской армии.

Как бы то ни было, калмыки дали слово взять турецкое укрепление и выставили всего лишь одно-единственное условие: отдать город на 2-3 дня, на что русское командование с легкостью согласилось. Желание степняков задержаться в турецкой крепости понятно, ибо крепость Хаджибей была бухтой, весьма удачной для принятия любых грузов с моря и обустройства портовой инфраструктуры и превратившей город в огромный склад для хранения провианта, оружия и прочего имущества. Упоминание об этом удалось найти в одном из источников по истории той русско-турецкой войны. Совершив многокилометровый переход, калмыки с ходу, без излишней подготовки, приступили к взятию турецкой крепости.

Возможно, компанию им составили черноморские казаки, остатки запорожского воинства. Но доподлинно известно, что не осталась в стороне русская артиллерия – она поддержала штурмовиков, подавив своим огнём орудия турецкого флота. Историки в один голос замечают, что «в лоб» ту крепость взять было довольно сложно. Её бастионы были спроектированы и построены «на совесть», хорошо оснащены орудиями, а потому казались неприступными. Осложняла возможную осаду голая степь перед стенами крепости, то есть местность, полностью открытая для обстрела неприятельских крепостных орудий. Длительная осада теряла всякий смысл, так как турки могли беспрепятственно подвозить подмогу, продовольствие и вооружение с моря.

По военной науке того времени, в ночное время просто не принято было воевать. Но калмыки решились на хитрость и, пользуясь покровом ночи, сначала подкрались, а затем проникли за стены вражеской крепости, как самые настоящие японские ниндзя. Они с помощью своих луков забросили на стены крюки и по веревкам, свитым из конского волоса и пропитанных маслом и жиром, пробрались внутрь оборонительного строения. Надо обязательно отметить, что крепость этих традиционных калмыцких веревок была такова, что саблей их можно было разрубить, только ударив по ним несколько раз, что давало штурмующим пусть короткое, но необходимое время для того, чтобы забраться на крепостную стену. Буквально считанные минуты.

А теперь представьте силу рук и сноровку наших предков, не взбирающихся, а почти взлетающих по верёвке на много метров вверх! К этому добавим исторические сведения о том, что калмыцкие воины могли биться, не выпуская тяжелое оружие из рук несколько часов кряду, и начинаешь понимать их выносливость и незаурядную физическую подготовку. Турки сверху могли сполна потчевать осаждающих стрелами, горячей смолой, пулями, камнями и прочей «снедью», а на такой случай калмыки прикрывались пологами из специально обработанной коровьей кожи.

История не сохранила детальных воспоминаний очевидцев ни с той и ни с другой стороны, но, по всей вероятности, калмыцкие воины героическим образом смогли ворваться вовнутрь крепости, захватить и открыть ворота для основных сил. Доподлинно известно лишь то, что большая часть калмыков в полном воинском облачении ворвалась в Хаджибей на лошадях и через несколько часов над мощной крепостью уже развевалось русское знамя. Согласно договору, город остался в распоряжении победителей сроком на 2-3 дня, по истечении которого калмыки специальным сигналом — особой стрелой, пущенной в небо – дали понять русскому командованию, что они уходят.

Лола

Когда русская армия вошла в Хаджибей, ее взору предстала страшная картина. Вся крепость была покрыта многосантиметровым слоем крови, а синие воды Черного моря в заливе окрасились в натуральный красный цвет. Большинство жителей города и военный гарнизон не успели спастись, так как в бухте было затоплено много турецких транспортных судов, которые позже по приказу де Рибаса будут подняты со дна залива и приспособлены для хозяйственных и военных нужд. Они составили основу Черноморской гребной флотилии, которая в составе десантных войск примет участие в штурме Измаила.

Наверное, закаленным в боях и видавшим виды русским солдатам было не по себе от жестокости калмыков. По одной из сохранившихся ведомостей того времени, после взятия Хаджибея насчитали в городе всего «мужеска пола душ 22», а «женска пола – 6». Но сия жестокость имела и обратную сторону: сохранились жизни тысяч русских солдат. Помимо этого, по окончании войны в Хаджибей мощным потоком хлынули поселенцы и стали беспрепятственно заселять новые земли без страха столкновения с местным населением. С тех пор и даже сейчас, в составе самостийной Украины, Одесса остаётся преимущественно русским городом.

А калмыки, сделав, в общем-то, привычное дня них дело, вернулись в родные степи с богатой добычей, в том числе и с юными полонянками. Одна из захваченных турчанок стала наложницей далекого предка Церена Балзанова. Первой на свет появилась девочка, которая в раннем детстве заболела туберкулезом, и отец пригнал к ставке табун лошадей, чтобы поить ее лечебным кобыльим молоком. Весной она стала выздоравливать, и на слабых ножках вышла из войлочного дома в пору обильного цветения тюльпанов. Не удивительно, что ее первым словом было «лола», что в переводе с турецкого означает «тюльпан». Так и нарекли ее тюркским именем Лола, что дало впоследствии название и всей местности.

Де Рибас, казаки или калмыки?!

Сам светлейший князь, фельдмаршал Александр Васильевич Суворов поздравил де Рибаса: «Милостивый государь мой, Осип Михайлович! С победой вашего превошходительства над Хаджибеем имею честь поздравить». Но до сих пор историки ломают голову над датой 14 сентября 1789 г. Что она означает? День захвата Хаджибея калмыками или момент торжественного въезда в крепость каталонца Иосифа де Рибаса, ставшего русским генералом. Справедливости ради надо заметить, что в историографии есть определённые противоречия по этому поводу. В российских источниках пишут, что крепость была взята отрядом русской армии из корпуса генерала Гудовича под командованием генерал-майора Иосифа де Рибаса.

Кстати, именно его имя носит знаменитая Дерибасовская улица. Правда, существуют документы, подтверждающие активное участие и личное мужество де Рибаса в осаде и взятии Очакова и Измаила. Его подвиг был даже воспет Байроном в поэме «Дон Жуан». Но нигде нет письменных свидетельств о подробностях взятия де Рибасом Хаджибея, участия русской пехоты и конницы, а только констатируется сам факт взятия крепости.

Некоторые украинские исследователи высказывают мнение, что крепость пала благодаря казакам Антона Головатого, ставшего впоследствии кошевым атаманом Черноморского казацкого войска. Они же считают, что турки основали Хаджибей на месте славянского поселения Коцюбеев, первое летописное упоминание о котором датируется еще 1415 годом. Сохранились свидетельства о действиях казаков под водительством Головатого у Очаковской крепости и в боях за Измаил. Сам Головатый даже удостоился царских наград: Георгиевский креста — за Очаково и ордена Святого Владимира — за участие во взятии Измаила. Однако украинские ученые признают, что точных подробностей о действиях Головатого при штурме Хаджибея не найдено до сих пор. Все это может послужить косвенным подтверждением устного предания о том, что именно калмыки взяли крепость Хаджибей.

В 1794 г. по рескрипту Екатерины II на месте Хаджибея был заложен город. Турецкую крепость переименовали в честь древнегреческого поселения Одиссос, но «в женском роде». Так, 3 января 1795 года, появилась Одесса. Впрочем, все новые города российского Причерноморья также стали именоваться на греческий манер — Севастополь, Симферополь, Овидиополь, Херсон.

Батыр БОРОМАНГНАЕВ

Послесловие от автора: Повествуя о тех далеких событиях, необходимо вспомнить несколько эпизодов из истории черноморских казаков, так как она во многом перекликается с историей калмыков того времени. Черноморское казацкое войско было создано на обломках Запорожской сечи. Исконные казацкие (украинцы считают их исконно украинскими) земли Запорожья были отняты царским правительством для дальнейшего заселения иностранными колонистами и переселенцами из Центральной России. Произошло это незадолго перед русско-турецкой войной. Екатерина II щедро раздавала земли своим придворным, а часть их передала донскому казачеству. Именно тогда и было положено начало насильственной русификации Украины. Кроме того, Запорожская Сечь подлежала полному уничтожению (примерно в те же годы, что и ликвидация Калмыцкого ханства), а казачество разоружалось.

Против них снарядили аж 86-тысячную армию, превышавшую по численности русские армии некоторых русско-турецких войн! И в 1775 году Запорожская Сечь, сиречь Республика, была окончательно уничтожена. Часть казаков бежала от поголовного истребления в южные степи, на берега Северного Причерноморья.

Но Россия нуждалась в союзнических войсках. Поэтому по инициативе фельдмаршала Григория Потемкина было создано Черноморское казацкое войско, принявшее активное участие в русско-турецкой войне 1787-1791 гг. Однако, отвоеванные у турков земли в междуречье Днестра и Буга предназначались исключительно для раздачи придворным и колонизации. А черноморских казаков в «благодарность за заслуги» императорским Указом 1792 г. насильственно переселяют (чем не депортация по национальному признаку) на Кубань, называвшейся тогда Таманью. Их отправляют подальше от уничтоженной Сечи и Украины с целью завоевания их руками земель адыгов, осетин, ногайцев и других народов Северного Кавказа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.