Малый дербет в Больших Калмыках

Встреться мне по дороге Шерлок Холмс, так он бы логическим путем вычислил, что приехал я из-под Тулы

Поселки Бага-Бурул, Бага-Чонос, Ики-Чонос, Ики-Бурульский и Малодербетовский районы… — эта сложная этническая терминология в географических названиях Калмыкии есть живое эхо отдаленных времен. Образ жизни, хозяйство, повседневный быт требовал от скотовода, чтобы каждый топоним был четко обозначен во времени и пространстве. Номад-кочевник должен был ориентироваться в бескрайней степи не хуже, чем в собственной кибитке. Об этом ученые написали уйму занимательных исследований, но мы обратим внимание на архаику этнотопонимов – «живую» историю формирования этнического состава калмыков. Особенно на обилие прилагательных ики (большой) и бага (малый) в современных названиях географических объектов.

Внутренние подразделения калмыков — дербеты, бухусы, цохоры, чоносы, шемнр и др. — могут быть большими или малыми, орды, ставки – тоже, а хурулы – еще и средними, но в целом народ (хальмгуд) и их предки (ойраты, джунгары) никогда не делились на «больших» или «малых». Это следствие того, что наши предки веками жили одной семьей, единой воинской единицей.

Однако элистинец Айс Санджиевич Кензеев, ветеран МВД и большой знаток истории, однажды рассказал о селе в Тульской области под названием Большие Калмыки. «Разве калмыки могут быть большими?!», — удивился автор этих строк. Через полгода, будучи в Москве, я отказался от приглашения бурятских друзей отведать буузы в ресторане «Селенга» на Раменки, 5Б (метро «Проспект Вернандского») и на выходные рванул в край оружейников, самоваров и пряников. Буузы я люблю — всей душой, можно сказать, являюсь их фанатом, но желание знать, почему в одном из российских регионов Калмыки вдруг стали Большими, взяло вверх.

Тула – улус царицы Тайдулы?

От Москвы до Тулы каких-то 182 км, поездка на маршрутке занимает около 3,5 часов. Попутчики на мои расспросы посоветовали сперва доехать до областного центра, а наутро от автовокзала двигаться в направлении города Новомосковска.

В саму Тулу вопреки поговорке лучше ездить со своим самоваром и пряником. Зашел в несколько мест общепита и не смог даже с помощью официанток разобраться в блюдах с непонятными армянскими, грузинскими названиями – рисковать не стал. В интернет-кафе мне не смогли найти банальный USB-шнур, центр города до сих пор устлан доперестроечными тротуарными плитками, при этом время перекосило их так, что обуви моей был нанесен существенный урон.

Да что мы, собственно, знаем об этом регионе, кроме того, что после провала Августовского путча (ГКЧП) губернатор Стародубцев надолго затерялся в местных колхозах и совхозах?! Начитанные вспомнят повесть Лескова о Левше – мериле мастерства русских умельцев в прошлом и настоящем. Тула полна деревянными домами с красивыми резными наличниками, а также обильна храмами, украшающими своими куполами многочисленные холмы, на которых построен город.

История Тулы богата славными делами, героическими подвигами и важными историческими датами, от столицы региона рукой подать до Ясной Поляны, Бородино, Куликово поле, но я не буду занимать ваше время, вороша страницы прошлого. И честно признаюсь, что меня тянет повысить самообразование в местных музеях, галереях и выставках лишь в одном случае – если они имеют некую связь с нашей республикой и нашей историей. Поэтому я сразу попытался подтвердить здесь версию о том, что Тула берет свое название от калмыцкого слова «туула» (заяц). Имеет ли она право на существование, если, несомненно, Ессентуки происходит от «йисн туг» (девять знамен), Тюмень, темник и, вероятно, тьма – от «түмн» (десять тысяч), Москва – от слов «мошква, мошкх» (скрутить)? Любопытно, что калмыцкие исследователи убеждены в монгольском происхождении этих ойконимов (названий населенных пунктов) то время, как, например, москвичи, ничтоже сумняшеся, почитают одноименную реку, в окрестностях которой якобы в изобилии водилась и забивалась в ноздри мошка.

В свою очередь тульские историки и краеведы связывают происхождение древней Тулы с Тульским городищем, располагавшимся при слиянии рек Упы и Тулицы. Сам город якобы назван по реке Тулице, а не по Упе. Существовал или нет на этом месте древний город Тула, упоминаемый впервые в Никоновской летописи под 1146 годом? Ученые в один голос отказываются считать это свидетельство точкой отсчета, ибо его составители так дополняли и искажали древние тексты, что нельзя говорить о какой-либо достоверности.

Даже в «Списках городов русских дальних и ближних», где нашлось место и Козельску, и Мценску, и Домагошу, и Дедославлю, и даже Лопасне, нет упоминания о Туле. Получается, до XIV века Тула не играла какой-нибудь заметной роли на Руси и, скорее всего, оставалась крохотным поселением вятичей, расположенным в самой глухомани на необжитых толком лесных местах. Даже нашествие Бату-хана, обогатившее русский фольклор десятками сказаний, слов, молений, посланий и произведений иных жанров, не оставило ни одной строчки о Туле.

Первое достоверное упоминание и причем не как имени города, а обозначения спорной территории между Московским и Рязанским княжествами, датировано 1382 годом и звучит так: «А что место князя великого Дмитрия Ивановича на Рязанской стороне, Тула, как было при царице при Тайдуле, и коли ее баскацы ведали, в то ся князю великому Олегу не вступати, и князю великому Дмитрию». Чуете, как близко к калмыцкой версии? Оказывается, Тула в то время была одним из самых северных владений Золотой Орды, административным центром, которым ведали баскаки, то есть ханские чиновники, отвечающие за сбор дани. Кстати, одно из толкований названия Тулы восходит к имени Тайдула, жены хана Джанибека (1341-1357), и, судя по упоминанию в договоре, этот улус вместе с административным центром Тула являлся ее личным владением.

«Тула не есть слово русское, ни славянское и нельзя выводить онаго от словенского слова «тул», значащего колчан или влагалище, в котором носят стрелы. Название сие точно сарматское и в финском языке доднесь употребляемое слово, значащее «приди» или «поди» в языке мордвы», — читаешь в учебнике, описывающем Тульский край, и в сотый раз убеждаешься в том, что мир запутан как волос у эфиопа. Если продолжать любопытствовать в этом же духе, то дело дойдет до претензий на кандидатскую диссертацию. Засим оставим историкам их хлеб и отправимся в глубинку области.

Три версии

В направлении Новомосковска я проехал всего 23 км и оказался в Больших Калмыка́х Киреевского района. Надо сказать, появление малого дербета (представителя одной из ветвей калмыцкого народа) вызвало в деревне удивление и некоторую настороженность. Местные жители охотно шли на контакт, но, завидев направленный на них фотоаппарат, закрывали лицо руками, а то и вовсе убегали прочь. Директор местной школы откровенно испугался гостя азиатской наружности и от греха подальше не впустил в школу. Формальной причиной стала просроченная дата в удостоверении корреспондента «Региона 08». В администрации муниципального образования главы не оказалось.

В настоящее время в Больших Калмыках проживает около 400 человек. В 1930-ые г.г. в окрестностях открыли 18-ую шахту, куда завербовались люди разных национальностей со всех уголков СССР, образовали поселения и постепенно ассимилировались с большекалмыками (так они себя называют). В последние годы деревню заполонили гастарбайтеры из Закавказья и Средней Азии, выкупили дома, открыли торговые точки. Их доминирование беспокоит коренных жителей и, наверное, в этом причина того, что руководитель школы ни на минуту не забывает об угрозе терроризма, о чем говорит объявление на постоянно запертой входной двери. Только работники библиотеки (на фото) приветили меня, напоили чаем и рассказали о родной деревне.

По их словам, Екатерине Великой угораздило как-то застрять в этих местах в дождливую погоду. На помощь пришли местные жители. Царица поблагодарила их и якобы воскликнула: «Какие здесь большие калмыжки!» Фраза запомнилась, а деревню назвали Большие Калмыки. Сразу возникает вопрос: «А почему Калмыки да еще с заглавной буквы, а не калмыжки?». Более того. Неподалеку располагается деревня Малые Калмыки. Я логично выдвинул такую версию: «Наверное, там высокая особа проехала без приключений и в окошко крикнула аборигенам: «Какие здесь маленькие калмыжки!». Конечно, версия библиотекарей не выдерживает критики, хотя диалектное слово «калмыжки» не раз встречается в произведениях Льва Толстого: «Некоторые строили домики из калмыжек пашни или плели плетеночки из соломы жнивья». Или в таком контексте: «Идет сапожник дорогой, одной рукой палочкой по мерзлым калмыжкам постукивает…»  и т.д.

По другой легенде, Екатерина II оставила здесь на попечение местных жителей заболевшего в дороге слугу-калмыка. На наш взгляд, наиболее близок к истине третий вариант о том, что царица прислала сюда придворного калмыка в наместники над однодворцами (представителями сословия, состоявшего из низших чинов служилых людей, их потомков, а также казаков, служивших в охране приграничных территорий). Таких однодворцев раньше здесь жило всего несколько семей. Самыми распространенными фамилиями были Протопоповы, Кутеповы, Чернопятовы, Карповы, Апасовы. В годы Великой Отечественной войны отличился уроженец Больших Калмыков Семен Федорович Кутепов – командир 388-го полка, герой битвы на днепровских рубежах в 1941 г.

11 июля под Могилевом он познакомился с Константином Симоновым и позже послужил ему прототипом генерала Серпилина в романе «Живые и мертвые». Знаменитый писатель был восхищен его организаторскими способностями, умением командовать тысячами людей.

Вот и все, что удалось мне разузнать за два часа. Библиотекари настоятельно советовали ехать в Киреевск, в районный музей, но нужно было торопиться в Тулу, оттуда в Москву на поезд до Волгограда и далее на маршрутке в Элисту. Почти как в стихотворении Дениса Давыдова: «На тройке ухарской стрелою полечу, // Проспавшись до Твери, в Твери опять напьюся, // И пьяный в Петербург на пьянство прискачу». С той лишь разницей, что я равнодушно отношусь к горячительным напиткам.

По приезду домой отмывал комья земли, налипшие к обуви. Встреться мне по дороге Шерлок Холмс, так он бы логическим путем вычислил, что приехал я из-под Тулы. Ибо глина по своему составу идентична с теми калмыжками, некогда доставившими хлопот Екатерине Великой.

Своеобразная мода

Интересно, какова этимология слова «калмыжки»? И могла ли государыня сослать в тульскую деревню калмыка? Последнее предположение не кажется таким уж фантастическим. Почитаем хотя бы книгу Ивана Борисенко «Калмыки в русском изобразительном искусстве» (Элиста. 1982 г.) и узнаем, что появление калмыков при русском дворе было неслучайным явлением. Уже при Петре I калмыцкие кочевья становятся важным форпостом по защите юго-восточных рубежей Российского государства. Царь сам побывал в калмыцких степях во время Персидского похода. Встречался с ханом Аюкой, о чем говорится во многих российских изданиях. Вот как въезжал Петр I в Гаагу 17 сентября 1697 года: «…Перед каретою ехали верхами калмыки во всем своем вооружении, в предшествии российских и голландских трубачей».

Позднее внимание к калмыкам только усиливалось, царское правительство желало добиться их полного присоединения к России, не гнушаясь использовать междоусобные распри. Так, например, после смерти хана Дондук-Омбо (1721 год) правительство пригласило княгиню Дондукову с сыновьями в Петербург, где они приняли крещение. Царские сановники хотели подчинить своему влиянию ханскую семью, оказывали им всевозможные почести, но неустанно следили за всеми их действиями. Вслед за влиятельными лицами при дворе стали появляться и рядовые калмыки, привлекавшие всеобщее внимание смуглыми лицами, яркими одеждами с восточными узорами. Вот что в своих «Записках…» во время болезни после рождения сына Павла (1754 год) упоминает Екатерина II: «Эти шесть недель я провела в смертельной скуке. Все мое общество состояло из Чоколовой, приходившей довольно редко… из маленькой калмычки, которую я любила, потому что она была премилое существо».

Царскому двору стали подражать дворяне. Они брали в свои дома калмыков, приводили в веру крещенную, клали с собой спать и выводили в люди, то есть в офицеры или выдавали замуж за военных с богатым приданым, часто к невыгоде родных детей. Это была своеобразная мода, обычай, прочно вошедший в быт дворянских семей и сохранившийся до первых десятилетий XIX века. Если писать об этой эпохе, нужно упомнить, что первым адмиралом русского флота был Денис Калмыков, а калмык Михаил Сердюков – автором проекта реконструкции Вышневолоцкого водного пути. Федору Калмыку, подаренному Екатериной II принцессе Амалии-Фредерике Баденской (на верхней картине Йоханна Вольфганга Хаувиллера). Работами калмыка Алексея Егорова, учителя Ф. Бруни, К. Брюллова, М. Скотти, А. Иванова, восторгались Т. Шевченко и В. Белинский. Словом, маленькая деревня в Тульской области помогает раскрыть новые страницы истории калмыцкого народа, его боевых походов в составе русских войск. Рассказывает об известных и безвестных сынах Калмыкии, творивших деяния «для государственной и всенародной пользы».

____________

Примечание: В Элисте я, естественно, навел справки у местных историков. Они сказали: «Какие, к черту, калмыжки? Какой придворный калмык Екатерины Великой? Туляки попросту все забыли. Большие Калмы́ки существует в Тульской области с тех пор, как калмыцкий Аюка-хан организовал там перевалочную базу для переброски своего войска во время Северной войны между Россией и Швецией. Большие Калмыки — это село, где калмыки ковали сабли, пики перед войной с кавказскими горцами. В честь собравшихся в этой местности калмыков деревне и было дано название «Большие Калмыки».

Цегргин Мөнрг

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.