Мина замедленного действия

Земля есть основание Республики Калмыкия – как можно отдавать ее?!

Не знаю, штудировали ли труды Льва Гумилева постсоветские руководители Калмыкии – Кирсан Илюмжинов и Алексей Орлов? Слышал ли о народе хунну, свистящих стрелах и решительном правителе Модэ Бату Хасиков? Акцент на втором вопросе, ибо новоизбранному главе предстоит разгребать доставшиеся в наследство «авгиевы конюшни».

Обнаглевшие дунху

«Авгиевы конюшни» — это, прежде всего, тлеющие экономические конфликты на восточной границе, являющиеся фактически территориальным спором между Республикой Калмыкия и Астраханской областью. В этом вопросе администрация соседнего региона давно не дипломатничает, перейдя на язык силы и напоминая о том, что событиям свойственно повторяться, но уже на новом историческом витке.

Для примера освежим в памяти V главу «Истории государства Хунну» Льва Гумилева – драматический сюжет с муштрованием конницы, акцентом на беспрекословную дисциплину, обучением стрелков, благодаря чему старший сын Модэ превратил своего отца, шаньюя хунну Туманя, в «ежа». То есть войско по команде без раздумий утыкало его стрелами. В возникшем замешательстве покончить с мачехой, братом и приближенными было делом несложным. Так в 209 году до н.э. Модэ стал новым шаньюем или главой.

Однако эта междоусобица подвигла сильное племя дунху диктовать ослабленному соседу свои условия: сперва запросили замечательного белоснежного жеребца, считавшегося символом независимости племени, затем — любимую жену шаньюя. Многие старейшины и сановники стояли на том, что вконец обнаглевших дунху нужно проучить, но Модэ принял оба условия. Мол, негоже для давнего соседа жалеть одного коня или одну женщину.

Дальше – больше: воодушевленные дунху решили прибрать к рукам полосу пустыни (на юго-запад от Калгана) – даже не спорную, а ничью, сухую, безводную. По окраинам этих неудобных земель стояли пограничные караулы: с востока – дунху, с запада – хунну. И в третий раз мнение ряда сановников и старейшин звучало вполне логично: «Раз отдали коня и женщину и по закону степи стоим ниже дунху, нужно отдать и землю». Но такая соглашательская позиция разгневала Модэ и он изрек свои знаменитые слова: «В наших табунах много белых жеребят, и красивыми женщинами степь изобильна, но земля есть основание государства, как можно отдавать её?! Земля дана каждому народу Великим Тэнгри. Есть земля — есть народ и можно создать государство».

Гумилев пишет, что всем, советовавшим отдать, а также всем, кто сразу не сказал: «Нет!», отсекли головы и уже через три дня войско хунну вторглось в земли обескураженных от неожиданности дунху и наголову разбили их. Вся их земля, скот, имущество, большинство женщин достались победителю…

Шустряк Олег Шеин

Хунну, ставшие гуннами, давно сошли со скрижалей истории, оставив в памяти славные имена Модэ, Атиллы, Одоакра, покорившего Рим. Их кровь течет в жилах аланов, германцев, аваров, венгров… Ну а прямые потомки хунну — калмыки — в 17 веке из Центральной Азии переместились на обширные территории от Дона до Яика. В августе 2009 года аккурат исполнилось 400 лет этому событию.

Конечно же, времена кардинально изменились — конница и стрелы давно не движущая сила. Но нравы в госуправлении остались те же: не перевелись охотники чужих территорий, как и сановники, ставящие свои личные и родовые интересы выше государственных. Последние кишмя кишат в сегодняшней Калмыкии и в этом причина многих бед республики. Именно с их молчаливого согласия 3 немаленьких участка и значительная часть каспийской акватории отошли к Астраханской области.

Чтоб убедиться в этом, достаточно открыть «Публичную кадастровую карту РФ» (см. Приложение № 1). Вот как недавно перед избирателями отчитался депутат Госдумы от Астраханской области Олег Шеин:

 — Но, кроме налога на добычу нефти, есть и налог на имущество, то есть не на нефть, а на сами платформы. Он тоже немаленький и составляет порядка 1-1,5 млрд. руб. ежегодно. Прошлой осенью я участвовал в переговорах по передаче этого налога в Астраханский бюджет. У меня были встречи с вице-премьером Дмитрием Козаком и министром финансов Антоном Силуановым. Очень важная встреча с Антоном Силуановым и владельцем «Лукойла» Вагитом Алекперовым состоялась в ноябре 2016 года у губернатора области Александра Жилкина. В результате уже сейчас «Лукойл» начал платить налоги в астраханский бюджет.

Но приказ Роскадастра создает весьма зыбкую почву для такого рода налоговых поступлений. По очевидным причинам — с чего бы «Лукойлу» платить налог на имущество в регион, если само имущество расположено за пределами этого региона (впрочем, и других регионов тоже)?

Сегодня у меня была встреча с руководителем Росреестра Викторией Абрамченко. Она как раз была в Госдуме, мы договаривались увидеться, и Виктория Валериевна с помощником просто пришла в мой небольшой кабинет. Состоялся очень продуктивный разговор.

О чем мы договорились?

По кадастровой чересполице между «30-м» и «8-м» номерами Росреестр примет меры по исключению двойного учета. По мнению Абрамченко кадастровые номера не означают принадлежности земли к субъекту федерации, то есть на договорные отношения. Но путаницы с двойным учетом быть не должно.

По проблеме Каспийского моря руководитель Росреестра высказала идею признать нефтяные платформы искусственными островами. Тогда можно присвоить кадастровый номер и закрепить юридически все налоговые решения. Есть закон «Об искусственных земельных участках, сформированных на водных объектах». Прохождение этого решения будет зависеть от Минприроды. Но привлекать к решению также будет нужно МИД, Росреестр, руководство региона и «Лукойл».

Сегодня в Думе выступал министр природы Игорь Донской и я договорился о встрече с ним.

Как видим, Шеин успешно лоббирует интересы Астраханской области, даже в рамках члена оппозиционной «Справедливой России», но для нас он –  недруг, сепаратист, ибо ст. 4 Конституции распространяет суверенитет РФ на всю ее территорию. Обидно, что наши Марина Мукабенова и Батор Адучиев в качестве лоббистов в подметки Шеину не годятся. Нет на них своего Модэ, чтоб доходчиво разъяснил: землю, даже самую неудобную, нельзя отдавать — ни под каким предлогом. Ибо стоит лишь раз безропотно уступить клочок своей территории в пользу оппонента, количество алчущих поживиться за счёт Калмыкии возрастёт многократно. Это очень важное обстоятельство в многополярном регионе Каспия.

Сговорчивая Абрамченко

И еще Модэ точно по головке не погладил бы редакторов региональных СМИ, предательски замалчивающих тему. В результате унизительная ситуация: широкая общественность не в курсе, что контур территории республики изрядно обкорнали (см. карты внизу) – он уже не так отчетливо напоминает рвущегося из моря всадника (поэты видели в этом гуннский мотив). Ведь в 2006 году Роснедвижимость приказом № П/0429 закрепила часть калмыцких земель за 30-м «астраханским» кадастровым номером.

Даже по отчету Шеина, под юрисдикцию соседнего региона вскоре могут отойти другие участки. Правда, в декабре 2015 года Росреестр (преемник Роснедвижимости) утвердил приказ № П/675 «О кадастровом делении территории Российской Федерации на кадастровые округа» и по нему развернулся на 180 градусов, присвоив этим же землям 8-ой «калмыцкий» кадастровый номер. Данный приказ вступил в законную силу с 01.01.2017 года.

Это значит, что Управление Росреестра РК должно снять спорные земли с учета Астраханской области. Да, это сложная и болезненная процедура, требующая согласованности всех государственных служб двух регионов. Однако работу по прекращению прав «прихватизированных» астраханцами территорий никто не начинал. В результате целый ряд земельных участков имеют два, а то и три кадастровых номера. С одной стороны, налицо преступная халатность, служебная импотенция калмыцких чиновников, а с другой, расцветшая махровым цветом коррупция в Росреестре. Одна идея с «искусственными островами» чего стоит. Это же чистой воды сговор (договоренность о совершении преступной акции – ред.) с главой федерального ведомства.

При этом Виктория Абрамченко (на фото) на всякий пожарный подстраховывается, мол, «кадастровые номера не означают принадлежности земли к субъекту федерации, то есть на договорные отношения». С такими установками можно всю территорию России поставить на двойной-тройной учет.

Данная путаница — это «мина замедленного действия», грозящая обернуться распадом России. Неспроста западные аналитики в своих исследованиях прогнозируют новый виток территориальных споров внутри страны в 2015-2020 годы. И действительно угрожающие ноты уже звучат: между Чечней и Ингушетией, Чечней и Дагестаном, Северной Осетией и Ингушетией…

В 2013 году при Алексее Орлове едва не разгорелся «пожар» между Калмыкией и Дагестаном, претендующим на 109 тыс. га Черных земель. Формально территория принадлежит нам, а эксплуатируют её дагестанцы. Кроме того, не установлены четкие границы со Ставропольским краем…

Для справки: 72% внутренних границ России могут быть спорными, ведь к настоящему моменту, по данным Росреестра, демаркировано всего 27,5% общей протяженности границ российских регионов.

Мост между Европой и Азией

Президент Путин поручил правительству РФ и регионам до (!!!) 2021 года завершить работу по установлению границ регионов и населенных пунктов. Цель: уладить кадастровый учет земельных участков и объектов недвижимости, находящихся в государственной или муниципальной собственности. Власти сопредельных регионов должны согласовать между собой прохождение общей границы, подготовить документы и передать их в Росреестр. Процесс — под жестким контролем председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. Поэтому текущий «сенаторский скандал» может сослужить плохую службу нашим ответственным лицам, которым — здесь и сейчас — надо жестко оппонировать астраханским коллегам. На кону судьба отгонных пастбищ площадью 390 тыс. га, 87 км нефтепровода КТК (Каспийского трубопроводного консорциума) и целых 3-х населенных пунктов общей численностью 1200 человек (Басы, Сайгачный и Ковальный).

Добавим в перечень акваторию Каспийского моря и поймем, что республика рискует проворонить налоги на имущество нефтегазовых компаний: платформы, специальные суда, баржи, подводные трубопроводы, ледокольные основы и т.д. Шеин оценил их в 1-1,5 млрд рублей, однако эта цифра в перспективе до 2030 года может возрасти до 5-10 млрд рублей в год.

Ведь Каспийский регион — не просто ось самой Евразии, это своего рода мост (или коридор) между двумя культурными континентами — Западной Европой и Восточной Азией. Он стремительно превращается в ключевую геополитическую зону, поскольку здесь сосредоточено 70% мировых запасов нефти.

Великий Тэнгри распорядился так, что крупнейшие открытия последнего десятилетия – месторождения им. Филановского и им. Ю. Корчагина – открыты как раз в пределах калмыцких кадастровых границ (см. карты внизу). Схему их обустройства планируют интегрировать в нефтехимию, а это уже анонсированные нефтехранилища в Черноземельском районе, газовая трубопроводная система в районе пос. Артезиан с выходом на завод «Ставролен» в Буденновске, что позволит Ставропольскому краю кратно увеличить мощности по производству нефтехимической продукции…

Напомним, «Стратегия развития морских портов в Каспийском бассейне» была принята правительством в ноябре 2017 года. А в июне 2019 года премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил план мероприятий по ее реализации, который подразумевает создание ряда промышленных кластеров для формирования грузопотоков под растущие потребности таких потребителей, как Иран, Индия, страны Персидского залива, а также условий для развития гражданского судостроения и судоремонта…

Ориентир — по железной дороге

Россия действует на опережение, укрепляя свое финансовое и геополитическое присутствие в Каспийском море. Калмыкии это сулит огромные налоги, которые норовят отхватить астраханцы. Порой нагло и бесцеремонно — в стиле дунху. В своем неправедном желании они будто застряли в эпохе Сталина, когда калмыков выслали в Сибирь, а значительную часть территории отвели под управление новообразованной Астраханской области. Представляете, некоторые их чиновники в качестве основного аргумента ссылаются на документ СовМина РСФСР от 28 мая (!) 1954 года № 1023 «О закреплении за колхозами зимних пастбищ Госфонда «Черные Земли» и Кизлярские пастбища», утратившие силу (!) дважды: Постановлением Верховного Совета СССР в 1991 году и Постановлением Правительства РФ от 22 октября 2014 года № 1090.

Они не спешат соглашаться с указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 января 1957 года: вернуть в состав Калмыкии «западную часть Никольского и Енотаевского районов (в границах бывших Юстинского и Кетченеровского районов), Придорожный (Хулхутинский) сельский совет Приволжского района, западную часть Лиманского района, восточную границу которой установить по линии железной дороги «Астрахань – Махачкала» (на участке станции Басинская и разъезда № 8), и Каспийский район (в границах бывших Лаганского и Улан-Хольского районов)». Ключевые слова здесь – «по железной дороге», правда, без детализации и с указанием описать впоследствии точные границы. Грубо говоря, то, что западнее дороги – калмыцкая территория, то, что восточнее – астраханская. И вот эти землеустроительные работы по определению административной границы РК вместе с межеванием наши чиновники затянули на (!) 62 года. Такая же волокита — в отношении границ Нарын-Худукского и Бергинского СМО.

Справедливости ради заметим, ответственность должны разделить сотрудники правительства России, федеральных министерств и ведомств, в том числе Полпредства Президента РФ в ЮФО, которые откладывали в долгий ящик ходатайства РК об отмене нормативно-правовых актов СССР и РСФСР 1945-1974 годов. Отделывались отписками, не взирая на Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26.04.1991 года № 1107-1.

Вспомним, в число «временных землепользователей» наряду с Астраханской областью входили Ростовская, Сталинградская области и Ставропольский край. Черные земли перешли на баланс Госфонда и оттуда попали в управление указанных регионов, а также Дагестанской АССР. Вначале в порядке временного, на 10-20 лет, а затем и «вечного» пользования. Понятно, в те сталинские годы думали, что калмыков депортировали на веки вечные. И даже после восстановления автономии треть территории – 2,5 млн га – осталась у них, однако в последующем Ростов-на-Дону, Ставрополь и Волгоград проявили добрую волю, признали неправомерность своего землепользования.

А вот Астраханская область уперлась. И это притом, что «ориентир — по железной дороге» был во многом компромиссным вариантом границы, ведь большая (лучшая) часть земель бывших Долбанского и Приволжского улусов КАССР осталась в ведении Астраханской области. Партийное руководство страны за счет Калмыкии сохранило Астрахани областное значение, но этого соседям мало – они хотят большего. Ну не последователи ли дунху?

Антиконституционное поведение

Важно проследить хронологию притязаний астраханского руководства. В 1982 и 1986 годах административная граница между двумя регионами была согласована. С калмыцкой стороны документ подписали И.Е. Намсинов и Г.Г. Цакиров, с астраханской оба раза – Г.А. Цих. Усилиями «КалмНИИгипрозема» в 1988 году согласования были отражены на картах Роскартографии (см. карты внизу). Это и есть тот поэтический контур всадника — второй герб республики. В 2001 году Росземкадастр в соответствии с постановлением Правительства РФ от 06.09.2000 года № 660 «Об утверждении Правил кадастрового деления территории Российской Федерации и Правил присвоения кадастровых номеров земельным участкам» утвердил Схему расположения кадастровых округов, перечень их наименований и номера. В приказе ведомства от 14.05.2001 года № П/89 границы Калмыцкого кадастрового округа совпали с границами административно-территориального деления.

Соответственно, все объекты на территории отгонных пастбищ РК, используемые хозяйствующими субъектами АО, поставлены на государственный кадастровый учет в ФГБУ «Земельная кадастровая палата» по РК. Одновременно вступил в силу № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», давший законодательное право включить эти спорные 390 тыс. га в состав земель Нарын-Худукского (341 тыс. га) и Бергинского (49 тыс. га) СМО.

Казалось бы, точка поставлена, но в лихие 90-ые астраханцы стали все делать в пику: бессистемно распахивать земли, превышать допустимые нормы скота, создавать стационарные хозяйства различных форм собственности, перестали вносить арендную плату и т.д. Верх наглости – выдача лицензий на право использования и разработки природных ресурсов на данной территории. И уж совсем антиконституционно игнорирование региональным руководством российского законодательства: постановления Правительства России от 12 декабря 1995 года «Об упорядочении использования Черных земель и Кизлярских пастбищ» и указа Президента России от 25 декабря 1993 года «О мерах по реабилитации калмыцкого народа и государственной поддержке его возрождения и развития».

Известно, что в марте 1988 года глава администрации АО Анатолий Гужвин обратился в Правительство России с предложением установить границу между Республикой Калмыкия и Астраханской областью по фактическому землепользованию». Аргументы: «Черные земли находятся в постоянном пользовании хозяйств области и в никаких арендных отношениях с Республикой Калмыкия не состоят».

Обеспокоенная калмыцкая сторона призвала в арбитры Государственный земельный комитет РФ. 2 июня 1999 года глава ведомства Борис Варёнов подтвердил, что указанные 390 тыс. га подотчетны законодательным и нормативным актам РФ и РК. И разъяснил, что хозяйства соседей обязаны заключить договора аренды земли и в соответствии с Законом РФ «О плате за землю» производить оплату за использование земли в органах исполнительной власти РК.

Угонщики-полицейские

Если в советские годы удавалось подписывать Соглашение по использованию отгонных пастбищ, то в последние три десятка лет соседи категорически отказываются от пролонгации документа. Более того, они единолично включили в состав области часть территории западнее железной дороги на участке «Станция Басинская — разъезд № 8» и южнее пос. Бергин Юстинского района (Закон от 12 апреля 2004 года № 21/2004-ОЗ «Об утверждении описания границы Астраханской области»). Без согласования с Калмыкией, а это уже прямое нарушение ч. 3 ст. 67, подпункта «а» ч. 1 ст. 102 Конституции РФ.

Ситуация нелепая и крайне унизительная: в то время, как астраханцы используют земли безвозмездно, то есть даром, Калмыкия исправно платит соседям за поставляемые на Черные земли воду и электричество, вместе с тем все преступления на пастбищах астраханских и дагестанских хозяйств территориально подведомственны правоохранительным органам и судам РК. Но при этом наших фермеров, получивших в Министерстве земельных и имущественных отношений права на аренду участка, гонят прочь астраханские коллеги. Один из них даже побывал в плену (закинули в зиндан) у главы КФХ Рамзана Муцаева, вызвавшего на подмогу силовиков. После освобождения человек обратился в органы государственной власти. По иску прокуратуры Арбитражный суд РК признал недействительным документ, заключенный между ответчиками Муцаевым и администрацией Лиманского района АО. Но суды высшей инстанции решение отменяли и спускали дело вниз на новое рассмотрение. И, в конце концов, производство по делу прекратили. Причина: спор между сторонами вне компетенций Арбитражного суда, поскольку не является (!) экономическим.

Другой пример: Минприроды РК выдало фермерскому хозяйству «Данара» Черноземельского района лицензию на право добычи соли на озере Малое Басинское. Аналогичная лицензия Комитета природных ресурсов АО оказалась в распоряжении колхоза «Степной» Лиманского района. На возражение тогдашнего вице-президента РК Владимира Богданова соседи ответили так: «в 1957 году граница по линии железной дороги была не согласована с органами советской власти Астраханской области». Значит, «озеро Малое Басинское расположено на территории Астраханской области и лицензия на право пользования его недрами была выдана Астрахангеолкомом правильно».

8 февраля 2000 года на территории Черноземельского района появился государственный природный заказник «Тингута», в который вошли земли, арендованные ранее хозяйствами АО. Соседи ответили созданием своего заказника «Степной» (см. карту и фото внизу). В 2012 году гендиректор племзавода «Кировский» Яшкульского района РК Бадма Гаряев задумал на этих землях Нарын-Худукского СМО развивать традиционное животноводство. Подошел к делу основательно: получил разрешение на участок в Министерстве земельных и имущественных отношений республики, затем по согласованию с Федеральной миграционной службой пригласил высококлассных скотоводов из Монголии. В Яшкуле две семьи прошли соответствующее медицинское обследование, оформили необходимые документы в пенсионном фонде, встали на учет в налоговой инспекции. Детей определили на учебу в Яшкульскую школу-интернат.

Быстро обустроили юрты, выгрузили лес для строительства стационарного жилья, хозяйственных построек, пригнали 180 верблюдов, хотели разводить коней, КРС. И тут началось: первым забил тревогу блогер-фотограф, затем СМИ, мол, нарушена особо охраняемая зона. «Шокированные» егеря сигнализировали в правоохранительные органы. Природоохранный прокурор Астраханской области попытался их успокоить: «Уголовного преступления монголы не совершили. Ущерба, как такового, не нанесли. Все, за что можно зацепиться, – это нарушение границ заказника. Но это административное правонарушение, которое карается штрафом».

Далее действия разворачивались как в остросюжетном фильме: 29 августа 2012 года, в 5.30 утра, на стоянку на четырех машинах и двух мотоциклах прибыло порядка 30 человек, они открыли загон и без разъяснений погнали животных в степь. Неизвестными оказались бойцы ОМОНа, полицейские Лиманского райотдела, сотрудники заказника «Степной» во главе с замначальника Управления МВД России по Астраханской области.

К счастью, в то утро недалеко от стоянки находились сотрудники Министерства природных ресурсов Калмыкии и полицейские Лаганского межрайонного отдела, совершавшие дежурный объезд территории. Увидев мотоциклистов, угоняющих стадо верблюдов, они кинулись вдогонку и остановили их. Животных вернули, но при угоне пострадало несколько верблюдиц, один верблюжонок пал.

Калмыцкая сторона обвинила сотрудников заказника в попытке угона скота, а те заявили о неправомерности действий оппонентов. Во всей этой истории поражают бандитские методы астраханских полицейских и недопустимый тон председателя Правительства АО Константина Маркелова: «Мною предупрежден председатель Правительства Республики Калмыкия. Я попросил его (Игоря Зотова – ред.) принять меры о добровольном прекращении незаконных действий».

Предали республику?

Описанные столкновения – еще полбеды. Настоящая беда – это провал госпрограммы РК «Управление республиканским имуществом и земельными ресурсами» на 2013–2020 годы, в соответствии с которой запланировано основное мероприятие под названием «Землеустроительные работы по описанию и установлению местоположения границ РК и границ районных, городских, сельских муниципальных образований и городского округа в РК». Да, да, это именно те работы, которые землеустроители и кадастровые инженеры РК волокитят на протяжении вот уже (!) 62 лет и что является чуть ли не главным «козырем» астраханцев в споре.

Думается, соседи на всех уровнях власти приняли негласное решение: предложения РК по урегулированию вопроса об отгонных пастбищах игнорировать. Чем дольше вопрос будет подвешен в воздухе, тем меньше у Калмыкии шансов вернуть земли. Поэтому большой упрек можно высказать в адрес Алексея Орлова. Это при нем республиканское правительство провалило землеустроительные работы по описанию и установлению границ РК, начавшиеся в 2015 году. По всей видимости, за провалом кроется корыстный умысел ряда ответственных лиц.

Начиналось все, как положено по № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2013. В объявленном Минэкономики и торговли РК электронном аукционе победил филиал ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» по РК. С ним в апреле 2015 года и заключило контракт Министерство по земельным и имущественным отношениям РК.  

Техническое задание было такое:

  • — Согласованное в установленном порядке землеустроительное дело по описанию границ;
  • — Согласованное в установленном порядке землеустроительное дело по установлению на местности границ;
  • — Электронные документы (ХML-файлы);
  • — Внесение сведений о границах РК и границ районных, городских, сельских муниципальных образований и городского округа в РК в государственный кадастр недвижимости.

В этой неприглядной истории важны детали – по идее, надо бы провести специальное журналистское расследование, потому что остается тайной, на каком этапе и кем именно это важное государственное задание было, простите за моветон, похерено. Исполнитель, по сути, предал республику.

Задача перед специалистами стояла обычная, даже рутинная: в целом надо было подготовить 134 землеустроительных дела, в том числе:

  • — 6 (шесть) землеустроительных дел по границе РК — на каждый участок границы по смежеству с Астраханской областью, Республикой Дагестан, Ставропольским краем, Ростовской областью, Волгоградской областью и Каспийским морем (протяженность границы которого располагаются по акватории каспийского моря);
  • — 127 землеустроительных дел по границам 13 районных муниципальных образований, 111 сельских муниципальных образований, 2 городских муниципальных образований и 1 городского округа, входящих в состав РК;
  • — 1 землеустроительное дело по установлению на местности границы между субъектами РФ — РК и Астраханской областью.

В мае 2016 года Калмыцкий филиал федерального БТИ передал в Управление Росреестра по РК примерно 120 дел для внесения сведений в государственный кадастр недвижимости. И здесь выяснилось, что Росреестру подсунули халтуру, ибо административные границы пересекались с границами земельных участков. А этого нельзя допускать. Ни в коем случае – таковы требования п.2 ст. 83 Земельного кодекса РФ и п. 6.3 приказа Министерства экономического развития РФ от 03.06.2011г. № 267. В общем, исполнитель провалил заключительный этап госконтракта. Деньги освоили, а обязательства не выполнили.  

Начались разбирательства. Минзем РК толи вправду, толи понарошку решил взыскать с Калмыцкого БТИ неустойку (пени), начисляемую за каждый день просрочки исполнения подрядчиком обязательства по контракту. И в этот момент происходит спасительная реорганизация: Калмыцкий филиал ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» превратился в республиканское предприятие — БУ РК «БТИ», благодаря изменениям в федеральном законодательстве. Речь идет о поправках, согласно которым теперь архивы государственных и муниципальных БТИ признаны собственностью субъекта страны. Был назначен новый гендиректор –  Хулаев Дмитрий Николаевич, через год его сменил другой Хулаев – Дольган Николаевич…

Поздно пить боржоми?

В общем, кто виноват и что делать — разбираться администрации Бату Хасикова. В 2020 году – празднование 100-летия калмыцкой автономии. И в этот же год новому главе докладывать президенту о завершении «плановой и обязательной работы» по установлению границ регионов и населенных пунктов. Надо еще раз подчеркнуть, в начале 2021 года Советом Федерации будет утверждено окончательное решение по границам внутри страны, после которого будет поздно пить боржоми. Если Хасиков в оставшийся срок не примет меры и упустит родовые торгутские земли (он вырос в пос. Бергин Юстинского района – ред.), то войдет в историю как очередной слабый глава. Известно, что этап внесения сведений о границах РК и границ районных, городских, сельских МО и городского округа в РК в государственный кадастр недвижимости до сих пор не завершен.

В провале контракта есть какая-то нарочитость. Можно заподозрить и коррупцию: у соседей удивительным образом все границы совпали, а у нас – нет. Как так? Никто не забил тревогу, никто не понес наказания, плюс частая смена руководителей, похожая на запутывание следов. Есть ощущение, что филиал ФГУП «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» по РК провалил контракт по указанию «сверху». Весь вопрос в том, могли ли астраханцы заинтересовать рублем главу РК Алексея Орлова, председателя правительства Игоря Зотова, минземовцев Бориса Лиджиева, Эрдни Опиева и других товарищей? Или в Москве посулили им преференции?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.