Австралия – страна монголов и буддистов

Ойраты выживали, только полагаясь друг на друга, поддерживая друг друга

Не всегда удается бывать в странах, которые находятся так далеко географически, или настолько далеки от наших дум, что о них и вспоминать-то приходится от случая к случаю. И, наверно, Австралия – одна из них. При этом первое, что обычно приходит на ум: кенгуру с коалой, Николь Кидман и ее «Австралия», ну и, Крокодил Данди. Да, еще Большой коралловый риф, здание Сиднейской оперы и, конечно, Олимпиада — 2000 года там же, в Сиднее. Вот вроде и все.

Когда меня пригласили принять участие в конференции «Монголы в пределах Монгольского мира», организованного в первой половине ноября Монгольским институтом Национального университета Австралии (г. Канберра), я посчитал, что это, должно быть, будет интересное научное мероприятие. Но оказалось, что ее значимость, имею в виду саму поездку в целом, вышла далеко за рамки моих представлений и ожиданий.

В столичном университете

Монгольский Институт возглавляет проф. Ли Нарангоа, специалист по современной монгольской и японской истории, культуре и политике. Она очень заинтересована в развитии контактов с российскими учеными, в частности, из Калмыкии, и я поспешил ее заверить в том, что обязательно передам ее контакты нашим ученым из КГУ им. Б.Б. Городовикова и КалмНЦ РАН. Поскольку тематика мероприятия была достаточно обширной, то я решил выступить с презентацией, которая близка моим научным интересам – влияние прошлого на нашу современность: «Идентичность буддистов и буддизма в Калмыкии – исторические основания и современная реальность». Среди участников конференции были представители из Бурятии, Монголии, КНР (Внутренняя Монголия) и Национального университета Австралии. Там же я познакомился и с нашей землячкой Б. Городовиковой, сделавшей интересный доклад о современной Калмыкии.

Конференция прошла своим обычным порядком, но был ряд событий, который позволяет определить ее по-своему особенной. Во-первых, налицо рост интереса научных кругов разных стран к истории не только монголов вообще, но ойратов и калмыков, в частности. В этом мне видится большое будущее для наших калмыцких ученых, для калмыцкой науки, тех, кто занимается ойратами и калмыками, и вообще для будущего нашего народа. Я неоднократно отмечал, в т.ч. и на страницах уважаемой газеты «Хальмг yнн», что прошлое ойратов и калмыков богато и уникально, и это не фраза или показной патриотизм. Целые народы желали бы переписать отдельные страницы своей истории, чтобы включить наши достижения в свое достояние и наследие, и это не случится, пока мы будем помнить своих предков, с гордостью называть себя ойратами и калмыками.

Во-вторых, интерес научных кругов к нашему народу проявляется, в частности, в проведении соответствующих конференций и подобных мероприятий в известных западных научных центрах. Так, в феврале текущего года в Университете Гёттингена (ФРГ) состоялась уникальная по своему составу и содержанию конференция «Ойраты и калмыки в Монголии, России, Кыргызстане и Китае» — на мой взгляд, второе подобное событие после известного Ойрато-калмыцкого симпозиума 1966 году в Филадельфии. Организатором конференции выступил проф. Йоханнес Реккел, глубоко заинтересованный в сохранении калмыцкого языка и культуры. И вот теперь история нашего народа стала одним из пунктов повестки научного собрания в Австралии. В-третьих, состоялись удивительные встречи, о которых мне и хотелось рассказать в своей статье.

Наш посол

На открытии конференции должен был выступить с приветственным словом Чрезвычайный и Полномочный Посол Монголии в Австралии и Новой Зеландии Его Превосходительство г-н Чулуунхүү Батлай, но он, в силу своей занятости, смог появиться лишь ближе к середине дня. Некоторым из нас удалось побывать в его красивой резиденции, и, например, самим убедиться, что буквально в двадцати-тридцати шагах от здания свободно разгуливают кенгуру – «их тут стадо голов в шестьдесят», отметил г-н Посол. Однако г-н Чулуунхуу Батлай примечателен не только тем, что оказывал определенную поддержку в организации конференции и с радостью привечал нас, участников, как своих сородичей. До своего назначения Послом Монголии в Австралии и Новой Зеландии он проработал в ряде стран, в т.ч. в США, Турции. Окончил в свое время МГИМО, также получил образование в университетах Австралии и Новой Зеландии.

Но самое интересное – он из потомков тех торгутов, которые в 1771 году ушли из России и осели в Синьцзяне. Волею судьбы семьи его будущих родителей ушли в Монголию из Синьцзяня в период гражданской войны в стране – в 1930-х и 1940-х гг., когда отдельные регионы Китая были под властью различных милитаристских группировок. Его родители познакомились уже в Монголии, где его отец, Батлай, стал Героем социалистического труда, известным шахтером. Чулуунхуу же, после школы, был направлен на учебу в Москву, тогда же он был принят на работу в МИД Монголии. Он безмерно гордится историей своего – нашего – народа. Меня это и обрадовало, и удивило, одновременно. Обрадовало то, что, проживая далеко от основной массы своих сородичей-торгутов (в СУАР КНР и России), он не позабыл своего прошлого, своей истории, отдельные страницы которой мы, к сожалению, порою считаем несущественными. Г-н Посол глубоко интересуется прошлым, поскольку уверен, что такое знание необходимо для преодоления нашим народом трудностей, где бы они ни возникали. Удивило то обстоятельство, что ему удалось передать гордость принадлежности к торгутам своим детям — двум дочерям. Старшая из них уже студентка, причем ее, по результатам вступительных испытаний, готовы были принять такие известные университеты, как Йельский, Принстонский, Пенсильванский и Гарвардский, последний она и выбрала. Насколько я знаю, это единственная наша соотечественница (или, точнее, соплеменница), кто сейчас обучается в этом престижном учебном заведении. Нечего и говорить, что, общаясь с нею в ходе конференции, я видел, насколько она живет нашей историей, и меня это впечатлило. Безусловно, такое воспитание и тяга к родным корням – заслуга, прежде всего, ее родителей, но есть в ней тот огонек, который показывает, что наши дети могут быть гораздо лучше нас, как бы критично мы к ним ни относились. Я посчитал нужным на правах представителя старшего поколения сказать ей, что и на нее, возможно, будет возложена большая ответственность – помогать, в силу возможностей и своего положения, нашему ойрат-калмыцкому народу, или его отдельным представителям, откуда бы они ни были: из России, Китая, Монголии или какой иной страны. Ибо ойраты выживали, только полагаясь друг на друга, поддерживая друг друга.

Принцесса Сувса

Торгутская тематика продолжилась в Мельбурне, где состоялась встреча с принцессой Сувсой, потомком Убаши-хана в восьмом поколении. О том, что она живет там, мне сказал г-н Посол, он сам регулярно ездит к ней. О принцессе уже неоднократно писали в наших СМИ. Ей восемьдесят, но она полна сил и энергии. Живет у старшей дочери Альман, буквально на днях в очередной раз стала бабушкой – родила ее вторая дочь Алтан. Принцесса рассказала, чем она занимается в настоящее время: в основном пишет и воспитывает внуков. У нее вышло уже несколько книг, где говорится об истории ее рода. Мне показали семейные фотографии и генеалогическое древо, начиная с Убаши-хана; схема все еще разрабатывается и дополняется, она рассчитывает закончить ее в будущем году. Тогда же в печать в КНР будет дана рукопись новой книги. Я предложил прислать и мне рукопись, чтобы мы перевели ее на русский и издали в Калмыкии, г-жа Сувса была признательна за такое предложение.

Ее речь – чистый, красивый калмыцкий (торгутский) говор, так говорит наше старшее поколение, я понимал практически все ее слова, и сам получил большое удовольствие, беседуя с госпожой Сувсой на калмыцком. Г-жа Сувса сказала, что хотела бы приехать в Россию, посетить Калмыкию и Бурятию. Если удастся, то это случится в будущем году, она собирается приехать со старшей дочерью и внучкой. Очень сожалеет, что некоторые ее прежние контакты с калмыцкими представителями прервались, и рассчитывает, что они скоро возобновятся. Я высказал уверенность, что было бы замечательно, если она и члены ее семьи посетят Калмыкию в будущем году или через год, т.к. в начале 2021 г. исполнится 250 лет исходу калмыков (торгутов) в Китай, к этой значимой дате надо готовиться заранее, а отмечать конференциями и подобными мероприятиями лучше уже с весны-лета 2020 г. Она согласилась, что это – важный юбилей, который должен способствовать, в том числе, укреплению отношений между ойратами и калмыками в разных странах мира, во имя процветания народа и Калмыкии.

Бурятские связи

В Сидней приходит весна – вода в океане еще прохладна, но уже серферы испытывают свои лодки и доски, а катера и паромы берут все больше пассажиров от главной пристани Серкулар Куэй в сторону парка Таронга, и в более отдаленные уголки города и пригородов – Манли, Гринвич пойнт, Парраматта и др. Мы поселились в отеле, расположенном в Роксе, старинном районе города, буквально в 10 минутах ходьбы до известного здания Сиднейской оперы. В этом городе нас ожидала еще одна интересная встреча – с Татьяной, буряткой из Улан-Удэ. Таким образом, тема Бурятии, поднятая у принцессы Сувсы, получила развитие в этом красивом городе. Татьяна живет в Сиднее уже двенадцатый год, работает врачом. Предоставила мне на целый день свою Тойоту-короллу («забери ключ в почтовом ящике, машина заправлена»), и мы смогли съездить на знаменитые Голубые горы, куда из города ведет знакомая по номеру трасса М-4 (только у нас это – «Дон», у них – «Сидней»). Татьяна также очень интересуется прошлым монгольских народов, в частности, ойратов и бурятов. Надо отметить, что в ранний период ойратской истории, когда они жили в районе нынешней Тывы, в составе ойратов были бурааты, которые, однако, не переместились в эпоху Чингисхана в регион нынешней западной Монголии, куда ушла основная часть ойратов, а остались на месте, и позже сыграли свою роль в этногенезе бурятов. Таким образом, был в истории такой период, когда наши народы (вернее, наши ранние предки) были тесно связаны самыми различными узами дружбы и братства. Позже так сложилось, что исторические события разбросали ойратов по самым разным концам Евразии и мира, и наши связи не только с бурятами, но вообще с монгольским миром сократились и в известной мере даже прекратились, но их следует восстановить. Кроме того, важно наладить отношения с калмыцкой (ойратской) диаспорой, где бы она ни находилась, ведь среди них есть немало тех, кто обладает определенными возможностями, и многие наши сородичи желают помочь нашей республике – единственному субъекту, позволяющему всем нам сохранять свою идентичность. Так же, как и Монголия, где всегда готовы помочь нам, как своим дальним географически, но близким по крови сородичам, страна, которая всегда высоко ценила потенциал и качества ойратов и калмыков. Прислушиваясь к тому, что рассказывала Татьяна о своей жизни в Австралии, я подумал, что у наших народов есть отличительная черта – мы мобильны, коммуникабельны, открыты к новшествам и, вместе с тем, не забываем о том, кто мы и куда идем. Татьяну путь привел в Австралию – страну, которая не только явила мне свои удивительные достижения, но и заставила вспомнить далекое прошлое.

Буддизм и исход 1771 года

На меня поездка в Австралию произвела большое впечатление. Это высокоразвитая страна, которая входит в первую десятку стран мира по многим показателям: качеству жизни, доходам населения, индексу человеческого развития и др. При этом страна практически ничего не производит на экспорт в сфере промышленности: акцент идет на продукцию сельского хозяйства (баранина, говядина, шерсть, пшеница, фрукты), по которым страна занимает лидирующие позиции в мире, на поставки угля и некоторых других ресурсов. Ну и, конечно, экспортируется результат ее интеллектуального потенциала. Австралийские города традиционно в мировых лидерах по комфорту и уровню жизни: Мельбурн, Сидней, Аделаида…

Семь утра, а в Мельбурне народ уже спешит на работу, у пирса (это уже в Сиднее) стоит огромный океанский лайнер, высаживающий/принимающий пассажиров, а по вечерам на пересечении Джордж-стрит и Кинг-стрит выступает уличный музыкант-индус. Удивил общественный транспорт: работает четко и слаженно, хорошо развит, есть даже зоны бесплатного проезда (район СиБиДи в Мельбурне). Кроме уже сказанного выше, могу также добавить следующее: на мой взгляд, Австралия – едва ли не единственная страна в мире, где буддизм является второй по влиянию религией после христианства; учению Будды следует около 5% населения страны. Конечно, в основном это выходцы из Китая и Индокитая (побывать в ночном сиднейском Чайна-тауне – это нечто), но также буддистами является и некоторая часть австралийского общества. Тибетский буддизм, в известном смысле, приветствуется в стране, Австралию неоднократно посещал с лекциями Его Святейшество Далай-лама XIV. Одну свою лекцию о практиках Ваджрабхайравы он прочел в столице Голубых гор, городке Катумба, в 2015 г., куда мы также съездили для свидания с этим удивительным краем.

Очевиден вклад в буддийский, научный и иной мир Австралии и монголов. Как говорит г-н Посол Чулуунхуу Батлай, сейчас в Австралии проживает порядка 6500 монголов, а несколько лет назад их было всего около 2-х тыс. При его поддержке увеличилось число монгольских студентов, в самой Монголии работает около 50 австралийских фирм. Он высказал пожелание, чтобы и калмыцкая молодежь получала образование не только у себя в стране, или в Европе, но и в вузах Австралии. Надо отметить, что у страны высокий рейтинг в сфере образования – Национальный университет Австралии входит в 50 топ-университетов мира, школьное образование также находится на должном уровне. Покидая Австралию, я подумал, что теперь уж точно могу сказать об этой стране не только как земле кенгуру, орешков макадамия или огромном уникальном континенте. Здесь, как нигде прежде за границей, я говорил с видными сородичами, говорил на калмыцком, русском, звучала монгольская, китайская и английская речь, мы обсуждали прошлое и перспективы.

Очень живо предстал 1771 год, круто изменивший судьбу всех нас. Как там у Сергея Есенина:

«Он ушел, этот смуглый монголец,

Дай же Бог ему добрый путь.

Хорошо, что от наших околиц

Он без боли сумел повернуть…»

Но боль была и осталась, и далекая Австралия мне вновь напомнила о ней так близко…

Баатр Китинов — посланник культуры Монголии в России, доктор исторических наук, доцент, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.