Чем интересны такие города, как Элиста?

На странице Калмыцкого регионального отделения Партии пенсионеров прочитал заметку о проблеме развития малых городов и современных сел, о причинах миграции молодежи в мегаполисы. И ознакомился с предложениями автора – как переломить это неестественное укрупнение и без того крупных мегаполисов в ущерб малым городам и селам. Они мне показались интересными, и я за комментариями обратился к Саналу Боваеву.

Тупиковый вектор движения

 — Санал Оляевич, вы приводите пугающие цифры: до 42% россиян готовы к переезду в другие регионы. Получается, республику может покинуть почти половина коренного населения?

 — Если это уже не произошло. Летом, когда домой на каникулы стекаются студенты, приезжают в отпуск земляки, востребованные в других регионах, это не бросается в глаза. Но уже в первых числах сентября улицы Элисты пустеют. Если так удручающе выглядит столица республики, то в районах, особенно в селах, и вовсе можно наблюдать апокалипсические картины.

 — Это проявление «тупикового вектора движения»?

 — Да, об этом говорил заместитель Председателя Центрального совета Партии пенсионеров Андрей Широков, и он прав. Ведь в настоящее время материальные, финансовые средства и человеческий потенциал искусственно перекачиваются из малых городов и сел. Никто точно не скажет, сколько добывают нефти и газа на территории Калмыкии и сколько недоплачивают налогов в бюджет. По некоторым данным, они исчисляются десятками миллиардов рублей. Я согласен с теми экспертами, которые говорят, что степной регион мог бы легко подняться, например, до уровня Татарстана, учитывая соотношение нефти и газа, с количеством проживающего в республике населения и объемом поступающих налогов. Грубо говоря, берут несравненно больше, чем отдают. В результате население лишается элементарных человеческих удобств, что закономерно приводит к необратимым и крайне опасным демографическим и социальным дисбалансам.

 — Что значит «лишается элементарных человеческих удобств»?

 — Этот вопрос в своем фильме прекрасно поднял известный блогер Илья Варламов – это когда человек получает мизерную зарплату и не задумывается о том, от кого она зависит. А те, кто задумывается, уезжают в поисках лучшей доли в экономически привлекательные регионы. Уезжают ведь зачем – прежде всего, за хорошим образованием, и найти работу с достойной оплатой. Вторая причина – заработать на новое и комфортное жилье. Вы посмотрите на неоправданно высокие цены на квартиры в Элисте – говорят, так жилищный рынок реагирует на доходы медиков, работающих в «красной зоне», и на возвращающихся с заработков соплеменников. По-моему, это бесчеловечная, антинациональная, тупиковая политика местных девелоперов. 

Тупиковый вектор движения — это когда федеральный центр бремя содержания социальной сферы «свалил» на ограбленные им же региональные и местные бюджеты. Что это, как не окончательное «добивание» периферийных регионов?! Дело дошло до абсурда, когда льготы репрессированным – это дело рук самих репрессированных.

 — Что делать?

 — Это вопрос ко всем жителям республики. Ведь собака зарыта в законах Российской Федерации, которые пишутся в интересах жителей мегаполисов. Люди просто должны понять, что создание нормативной базы эффективного развития малых городов и современного села — важнейшая и первоочередная стратегическая задача российского законотворчества.

 — Дай бог вам настоять на своем, ибо на федеральном уровне открыто говорят о создании «метрополий» на основе объединения крупнейших городских агломераций. Всего в планах правительства РФ — появление 41 агломерации к 2030 году.

 — Не могу вас как-то обнадежить. Одной Партии пенсионеров этот вопрос не под силу. Это тема для осмысления всей республики, каждого ее жителя. Могу просто добавить, что центры агломерации питаются за счет ресурсов, которые есть на периферии. Город является рынком сбыта товара, производимого на окружающей его территории, и центром управления этими территориями.

Нет на Элисту своего Собянина

 — Давайте продолжим в варламовском ключе: чем могут быть интересны такие малые города, как Элиста?

 — Видно, что разные группы лиц пытаются найти простые и быстрые пути решения для ускорения развития, притока населения и увеличения доходов. В основном ставку делают на сервисы, обслуживающие туристический поток. Элиста тоже видит в развитии туризма панацею: сейчас у нас с этим очень плохо, но мы сляпаем что-то на скорую руку, к нам приедут туристы и завалят нас деньгами. Однако туристы, если и поедут в такие города, то в гораздо меньшем объёме, чем ожидается. Калмыкия даже с храмами Золотая обитель Будды Шакьямуни и Сякюсн сюме, памятником Остапу Бендеру и адыковскими песками – это регион однодневного пребывания, ну, может, двухдневного. Я не думаю, что можно любоваться красотами «розового» озера в Черноземельском районе неделю.

Не надо обольщаться, туризм для Элисты не станет градообразующей отраслью. Он может быть важным фактором развития, но вряд ли «вытащит» весь регион.

 — Тогда какие сектора экономики можно развивать?

 — Мы все давно интуитивно ищем «фишки», которые могли бы стать опорными элементами в создании привлекательного образа. И не можем найти даже мелочи, которые могли бы стать брендовыми продуктами. Строительство субурганов? Но это точечные объекты и явно не для массового зрелища. Калмыцкая игрушка? Пока не видел ни одной, чтобы имела самостоятельную эстетическую ценность, не говоря о том, чтобы поместить ее в конкурентную среду с такими  же поделками, например, хохломой и гжелем. Если убрать буддийскую утварь, которую наши предприниматели заказывают в Монголии и Китае, то калмыцкий сувенир – это уровень школьного кружка «Умелые руки».

Калмыцкая живопись? Ее нет. Калмыцкая скульптура? Увы, тоже нет. К большому сожалению, Калмыкия – не Бурятия, где имена художников Зоригто Доржиева, Даши Намдакова, Жигжита Баясхаланова привлекают туристов со всего мира. У нас нет даже массового производства кумыса, вяленого мяса, изделий из сушеного сыра и творога, чтобы дать «наш ответ дошираку». Монголам это удается, а нам – нет.

Яшкульская колбаса и гаповская тушенка — симпатичная, интересная продукция и, безусловно, может пользоваться спросом, но не думаю, что очень большим. В массовый спрос не верится – слишком большая конкуренция.

 — Неужели не найти ни одного символа – специфичного и уникального для нас?

 — Почему? Просто нужно менять взгляд, смотреть с другого ракурса. И больше советоваться с художниками, архитекторами –  на уровне Элисты и на уровне республики у нас до сих пор нет Худсовета. И собирать в него не десяток лояльных власти, а всех, кто имеет художественное и архитектурное образование – пусть в споре рождается истина. Поверьте, настоящие художники всегда остаются в сторонке, внутренняя этика не позволяет им толкаться локтями, чтобы взобраться «наверх» или урвать какой-то хлебный заказ.

Я бы перефразировал слова из автобиографии Маяковского и сказал так: «Мы — ойраты. Этим и интересны». На этом и надо делать акцент. Администрации Элисты можно посоветовать расторгнуть договора аренды с владельцами объектов нестационарной торговли в центре, на вокзалах и других платформах, несмотря на их налоговую привлекательность. Древней архитектуры в Элисте нет, но есть довоенная – откройте их взору туристов, дайте расстояние для восприятия, не душите их киосками и палатками. Честно  говоря, нет на Элисту своего Собянина. Пагоду Семи дней с главной площади нужно перенести в другое место или хотя бы снести к чертовой матери ограду, а то получается, что к месту силы, «нулевому километру», где сосредоточена вся положительная энергия автономии, вход запрещен.

Цаган Аава горько плачет

 — Вы рассуждаете очень смело. Боюсь, навлечете на себя гнев тех немногих предпринимателей, что держатся на плаву из-за удачного расположения их торговых объектов.

 — Я думаю, они и сами понимают, что Элиста не может вечно оставаться в 90-х. Давно пора центр сделать пешеходной и туристической зоной, Арбат и улицу Неймана отдать под фестивали буддийской атрибутики, выставки народных ремесел, и «дотурные» воскресенья (это уже для гастрономических туристов). Что касается рынка, то он должен быть во всех микрорайонах – каждый со своей изюминкой, спецификой. В современных условиях деление города на центр и окраины постепенно утрачивает своё значение.

Говоря о другом ракурсе, я имел в виду развитие малых городов и сел через событийный туризм. Яркий тому пример – Фестиваль тюльпанов, Джангарида (Эрин Гурвн Наадн), но здесь палка о двух концах: экотуризм может стать разрушительной силой для той природной зоны, которую посещают много гостей.

Экономика Калмыкии была и будет построена на сельском хозяйстве, потому предел мечтаний — во дворе каждого частного дома видеть юрты, как в Монголии. И здесь преимущество появляется у малых сел, владельцев крестьянских и фермерских хозяйств, которые могут заинтересовать туристов незабываемым и неповторимым вкусом различных блюд национальной кухни, организацией конных и верблюжьих походов, юрточными поселками для недельного проживания, да и просто возможностью переночевать на телеге под звездным небом.

Пока этим плотно занимается лишь популярный исполнитель Леонид Очиргоряев. На примере его семьи можно сказать, что привлечение местных жителей к туристскому бизнесу дает возможность развивать свои традиционные формы хозяйствования, а получение ими дополнительных доходов создает стимулы к сохранению природной среды и становится экономически выгодным для местного населения.

 — А как же туристам летом в жару без водоемов?

 — Ваш вопрос о том, что развитие туризма является комплексной задачей. Вообще, получается, какого-то одного спасительного для региона направления нет. Локальная экономика, похоже, может быть только многопрофильной. По большому счету, без решения проблемы водоснабжения республики о развитии туризма не стоит и заикаться. Если взяться за очистку русла реки Элистинка, переселить тех, кто построился на самом берегу, сделать набережную зону для прогулок, освободить родники, то на Колонском и Ярмарочном пруду можно прекрасно отдыхать. А в Троицком очистка реки Булгун, оживление многочисленных родников даже позволит кататься на лодках.

А что сейчас? Река Булгун загрязнена коммунальными отходами так, что скот обходит водоем за версту. Превращенная в свалку река Элистинка – это зона экологического бедствия, там можно найти старую одежду, роликовые коньки, пропавшие продукты и бесконечное множество пакетиков, целлофановых обрывков и упаковок. Хозяин местности Цаган Аава горько плачет и, конечно же, давно отвернулся от нас.

 — Выживать, я так понял, мы сможем, а вот за счет чего нам развиваться?

 — Для развития требуется то, что формирует внешний спрос на город. А у нашего города и региона пока одни проблемы: опустынивание, нехватка питьевой воды, транспортная удалённость, случайность управленцев, отток молодежи и квалифицированных кадров и т.д. Проблемы, надо сказать, типовые для малых городов.

Одно радует – в отличие от других нам не нужно искать свой уникальный стержень. Мы – ойраты и этим должны быть интересны. Наверное, нам всем надо увлечься своей славной историей, народной культурой, ремеслами, борьбой бухэ барилдаан, стрельбой из лука.

А можно просто объявить наш город столицей спокойствия и буддистского умиротворения. Элиста, между прочим, притягательна как место проживания и семейного укоренения. Надо чем-то заниматься: шахматами, политикой, футболом, бизнесом, стрельбой из лука и т.д. Главное, образ жизни человека не должен ограничиваться его работой, квартирой и «окном в мир» в виде телевизора.

 — В ходе беседы я понял, что российское правительство рассматривает большие города и городские агломерации как основные зоны экономического роста и общественного благополучия. А Партия пенсионеров считает приоритетной программой развитие малых городов и современных сел.

 — Правильно поняли. Мы уверены, что нужно создать нормативную базу эффективного развития малых городов и современного села. И добиваться территориального развития на основе полноценного финансирования муниципалитетов. С этой целью надо пересмотреть межбюджетные отношения муниципальной, региональной и федеральной власти с целью максимального наполнения бюджетов муниципального уровня. Муниципальная власть должна быть финансово самостоятельной.

Опыт значительного количества зарубежных государств наглядно показывает, что в небольших населенных пунктах можно с успехом создавать комфортный образ жизни.

 — Санал Оляевич, спасибо за содержательную беседу…

Цоколган ШОНХОРОВ, веб-райтер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.