Врач – ключевое звено здравоохранения

Как только в Элисте заработала Партия пенсионеров, я стал ее активным членом. Мне по душе, что она уделяет большое внимание теме здравоохранения и медицины. Как никакая другая партия. Внимание вполне логичное, ведь в силу возраста люди старшего поколения имеют проблемы со здоровьем и чаще других категорий обращаются за медицинской помощью. Например, недавно лидеры партии отдали дань памяти героизму и самоотверженности медиков Санкт-Петербурга, погибших в борьбе с пандемией COVID-19. И в этом сразу видится системный подход, так как подобные акции прошли во всех регионах России, в том числе и в Калмыкии.

Белые пятна в законе

Я видел, как в небо над Элистой взмыли 5 белых шаров, символизируя светлые души погибших врачей. Это мероприятие прошло на территории республиканской больницы, где находится один из основных госпиталей для пациентов с тяжелой и среднетяжелой формой коронавируса. Почему 5 шаров, если в Калмыкии во время пандемии, по некоторым данным, погибло больше медработников? Когда шла подготовка к региональному этапу Всероссийской Акции памяти медикам, потребовалась информация от Минздрава РК. И заметили, как чиновники замешкались с ответом, как ответственные лица боялись брать на себя ответственность. В конце концов, нашу бумагу «спустили» в Республиканский центр специализированных видов медицинской помощи №2 «Сулда». Во время встречи с главным врачом этого бюджетного учреждения Зинаидой Батыровой мы стали понимать причину чиновничьей волокиты. Оказалось, всему виной – белые пятна в законе.

Дело в том, что семьям врачей, погибших из-за заражения коронавирусной инфекцией, полагается единовременная страховая компенсация примерно в 2,7 млн рублей. Согласно указу президента России от 6 мая 2020 года, деньги могут получить только определенные категории близких родственников: супруги, родители, несовершеннолетние дети, иждивенцы. Иждивенец — термин юридический. Бывает так, что дети фактически живут на деньги матери, но при этом таковыми формально не считаются, а под другие категории попросту не подпадают. Выдавать компенсации членам семей, не перечисленным в документе, чиновники не могут. И точка.

Сколько семей в Калмыкии не получили компенсации – одному Минздраву известно. Служебная тайна. Конечно, никакие выплаты не вернут близкого человека, но семьи все-таки имеют полное моральное право на эти деньги. Им, попавшим под бюрократическую неувязку, советуют обращаться в суды, вплоть до Конституционного суда РФ. Однако это целая эпопея, на которую опять-таки нужны время, нервы и те же деньги. Партия пенсионеров считает, что президентский указ нужно срочно скорректировать, расширив список родственников, имеющих право на единовременные социальные выплаты.

С такой позицией априори должны быть солидарны и в медицинском сообществе. По крайней мере, главврач центра «Сулда» Зинаида Батырова честно рассказала, что помимо очевидного несоответствия требованиям указа есть и другие причины отказа в выплатах. Одно из препятствий связано с установлением причины смерти. Вот как, например, доказать, что медик погиб при исполнении своих врачебных обязанностей, если он отработал смену в блоке интенсивной терапии, самом сложном участке медицины, и через несколько дней анализы показали положительный результат теста на COVID-19? Заразился он, очевидно, от пациентов. Но нужно еще доказать «служебное» заражение, собирая буквально по крупицам необходимый перечень документов.

Намного сложнее случай, если пострадал, например, санитар больницы, работавший с анализами на COVID-19 в бактериологической лаборатории. Могут сказать, что уборщица — не медработник, поэтому никакой акт не дадут, несмотря на то, что причиной смерти обозначен COVID-19.

Герои необъявленной войны с неизвестным противником

Как видно, необходимость в небольшой справке высветила серьезную проблему в здравоохранении, коих в этой отрасли накопилось немало — в результате ее оптимизации путем объединения медучреждений. Поэтому мне близки тезисы Партии пенсионеров о создании оптимальной для России национальной модели здравоохранения. В современных условиях медицина и вправду становится важнейшим фактором общественной безопасности страны. Не знаю, решится ли Госдума уравнять Министерство здравоохранения по статусу с Министерством обороны и соответственно финансировать отрасль, но трудно не согласиться — пандемия коронавируса превратилась из внешней угрозы во внутреннюю. И в одночасье больничные коридоры стали линией фронта необъявленной войны с неизвестным противником. Каждый день фельдшеры, хирурги, медсестры, водители скорой выходили на спасение жизней людей, рискуя подцепить вирус, проводили сутки в инфекционных отделениях, работали по несколько смен подряд.

Говорят, на войне человек привыкает ко всему, даже к смерти. Не потому ли официальная статистика Минздрава РК по смертности врачей ведется нерегулярно?! Желание Партии пенсионеров получить официальную бумагу показало, что она серьезно занижена. На руки мы получили список из 5 врачей, погибших на «боевом посту». «Это те, в которых мы не сомневаемся. Остальных – нужно доказывать», — сказала нам Зинаида Батырова и показала на гору папок на столе.

#Акцияпамятимедиков в Элисте длилась чуть больше получаса, но если бы вы видели, как сделавшие перерыв работники госпиталя внимали каждому слову представителей Партии пенсионеров, родственницы их погибшей коллеги. Под респираторами, масками, экранами и комбинезонами почти не было видно их лиц, но даже через защитные средства передавались их взволнованность и ответная благодарность. Все они задумались о том, что  эти символические шары должны дать старт более серьезным мероприятиям в честь врачей, отдавших свою жизнь в борьбе с пандемией. Уже на уровне Минздрава РК и администрации главы республики.

Отличившиеся должны быть награждены орденами и медалями, государственными премиями. Также стоит задуматься о создании памятника медикам, куда специально могут приходить жители республики, чтобы поклониться их светлой памяти…

Манджиев Николай Иванович, врач-инфекционист, член Партии пенсионеров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.