Чудовищная нелепица войны-6

Черкесы и калмыки сражались азартно и часто очень жестко. (Из документов дивизии «Великая Германия»)

Во время получения приказа командира Отдельного кавалерийского корпуса, генерал-майора Погребова об отводе 110-й ОККД за Маныч, наиболее критическая ситуация сложилась на восточном участке обороны, который защищали спецподразделения (артдивизион, связисты, охрана штаба, саперы). Посланные Паниным в хутор Ажинов разведчики застали там ожесточенный бой.

Спасенные знамена

Военком Сергей Заярный ценой своей жизни смог организовать эвакуацию тыловых служб и штабных документов. Для их отхода к реке Подпольной нужно было во чтобы то ни стало задержать врага. Хотя бы на некоторое время. С этой целью полковой комиссар прибыл на юго-восточную окраину хутора, на огневые позиции артдивизиона. Немецкие танки лезли напролом, одни останавливались и стреляли по нашим батареям, другие с подбитыми гусеницами вертелись на месте. Автоматчики то и дело залегали, ожидая подхода новой группы танков. Враг, который воевал, надо сказать, умело, сумел залповым огнем вывести из строя три советских орудия вместе с их расчетами.

Уцелела лишь одна 45мм противотанковая пушка с наводчиком Улановым. Не раздумывая, Заярный (на фото) встал у орудия сам. Вдвоем с сержантом они заняли новую позицию на самом опасном направлении. И вместе с двумя взводами ПТР и двумя сабельными эскадронами сдерживали натиск до тех пор, пока прямое попадание не повредило четвертое орудие. Уланов погиб. Оставшись один, Заярный отстреливался от наседавших врагов, кричавших ему «Рус, сдавайся!». Последнюю пулю он пустил в себя. Фашисты, разъяренные тем, что не смогли взять живым комиссара, изуродовали его лицо и срезали все знаки различия.

Незадолго до последнего боя Заярный успел-таки две автомашины с тяжело ранеными отправить в направлении х. Веселый. По последним данным очевидцев, они из-за высадившихся гитлеровских десантников изменили курс в сторону станции Пролетарской. Дальнейшая судьба этого транспортного средства во главе со ст. лейтенантом Кузьминым неизвестна.

На машине полковника Хомутникова буквально из-под носа врага вывезли сейф с документами и боевые знамена. Немцы уже обстреливали Ажинов фугасными снарядами. Половина хутора полыхала в огне. Машина под началом интенданта Буянтыкова чудом смогла вырваться из окружения и добраться до пос. Манычстрой. Водитель Сармуткин позже вспоминал, что на переправе через р. Маныч только благодаря военному корреспонденту Семену Липкину и зам. дивизионного инженера Церену Буринову заградотряд пропустил их машину — под видом инженерного имущества. На центральной усадьбе конесовхоза им. 1-й Конной Армии их встретил майор Теврюков и распорядился выгрузить сейф с документами и боевые знамена 273-го, 292-го, 311-го кавполков и 110-й кавдивизии.

Знамена – по сути, куски материи, но именно потери и спасение регалий являются одновременно одними из наиболее трагических и в то же время героических моментов в истории любой армии. Как видно, воины 110-й ОККД повторили подвиги своих предков, спасавших знамена среди огня сражений. Велика в этом заслуга начштаба дивизии Алексея Раабя. В последний момент майор, отвлекая внимание немецкого танка от машины со святынями, вскочил на коня и с гранатой в руке поскакал на танк. Офицер погиб, но машина успела отдалиться на безопасное расстояние…

Батыры степи

К сожалению, формат газеты не позволяет рассказать обо всех эпизодах того, как войска 51-й и 37-й оказались на направлении главного удара гитлеровских войск при наступлении на Кавказ. По воспоминаниям бойцов Калмыцкой кавдивизии, это был настоящий ад. Несмотря на яркое июльское солнце, сделалось темно от пыли, гари и дыма. Артиллеристы выглядели кочегарами, в азарте боя забывали об опасности и отражали атаки противника. На поле брани образовалась чудовищная мешанина – догорающие танки, остовы бронемашин, тела убитых фашистов.

Кавалеристы бились с превосходящим силами противника до последнего патрона и погибали под танками, их живыми сжигали из огнеметов, закапывали в землю. Командир 292-го кавполка Ориночко вывел за Маныч всего около 300 бойцов, одно 76мм и одно 45мм орудие, два станковых пулемета, одно ПТР и личное снаряжение каждого воина. По рассказам местных жителей, после боя по приказу немцев было собрано около 200 убитых советских бойцов, трупами которых забили выгребную яму и колодец на школьном дворе…

В ходе боя у Карповки политрук артбатареи 292-го кавполка Босхомджиев принял на себя командование взводом, подвергшийся жестокому артобстрелу и атаке 16 танков. Боец Самбаев участвовал в бою с 18 немецкими танками, двигавшимися от Калинина на Ажинов. Из 496 бойцов и командиров его отдельного конно-артиллерийского дивизиона сумели вырваться из пекла боя менее 200 офицеров, сержантов и рядовых…

Группа бойцов во главе с Гучиновым отразила атаку 5 вражеских танков. Подпустив танки на 300-400 метров, она открыла огонь из противотанковых ружей, пулемета и винтовок, подбила два танка. Самоотверженно сражались саперы и артиллеристы, среди них находились истинные батыры степи, не боявшиеся подкрасться и подкладывать под остановившиеся подбитые танки мины. Сами погибали, но танки уничтожали…

Как только фашисты заняли Ажинов, начали свозить наших раненых к церкви. Всего — до 80 человек, в большинстве своем калмыков. Местная жительница хорошо запомнила одного, ослепшего, который кричал: «Где они есть фрицы? Я их сам, собственными руками задушу». В порыве отчаяния и бессилия, он рвал на себе гимнастерку…

Около 17 часов длился бой в районе Карповка и Ажинов. Дивизия «Великая Германия» смогла танковым клином 16-й мотопехотной дивизии отсечь кавалеристов от основных сил 37-й армии. Части 110-й ОККД по пойме р. Дон отошли к 24.00 на южный берег Маныча у хутора Тузлуков. Отдельные бойцы из оставленных заслонов (групп прикрытия) выходили из окружения доступными способами и 27 июля, и 28 июля.  

Внушительная боевая мощь

На сайте don1942.ru Сергея Заярного ожесточенность этих боев подтверждается и документами «Великой Германии»: «В обороне установлены, в основном, подразделения 110кд. В борьбе с пехотной дивизией «Великая Германия», по меньшей мере, в течение 60 часов она показала внушительную боевую мощь… Только в Ажинове было насчитано 200 вражеских трупов… Черкесы и калмыки сражались азартно и часто очень жестко. Они считают, что Германия хочет подчинить себе и лишить их народ самостоятельности. От немецкой пропаганды они все еще полностью независимы».

Вот еще одно свидетельство из воспоминаний помощника начштаба 3-го армейского корпуса, майора О. Вейхса: «… По данным армейской разведки, мы располагали сведениями, что перед нами, на рубеже «станица Богаевская», обороняет донские высоты 311-й полк 110-й ОККД. Ожидания взять станицу Богаевскую внезапным ударом потерпели крах. Самоотверженное сопротивление калмыков в боях за высоты западного Дона настолько задержало продвижение наших частей, что за это время оказалось возможным планомерно организовать оборону на пути в Сталинград».

Только в тяжелых боях на Дону немцы потеряли до 4-х батальонов мотопехоты, 30 танков, 55 бронемашин, 45 минометов, 20 орудий и 38 пулеметов, сбито 5 самолетов.

110-я ОККД потеряла 600 человек убитыми, 700 – ранеными, около 200 – пропавшими без вести. Судьба порядка 300 (с учетом пополнений) пропавших без вести – сердцевинный вопрос в поисках истины. Надо отдать должное нашим исследователям М.Л. Кичикову, В.Б. Убушаеву, Э-Б.М. Гучиновой, С.А. Заярному и У.Б. Очирову, которые восстановили едва ли не почасовую картину тех боев. В целом известно, что часть пропавших без вести погибла в боях на промежуточных рубежах (под Сальском, у с. Донское и т.д.) – их останки до сих пор выпахивают механизаторы, находят поисковики, часть попала в плен, где считаное количество лиц действительно перешло на сторону врага.

Третью часть составляли типичные «окруженцы» (оставленные заслоны, группы прикрытия), прорывавшиеся в одиночку и небольшими группами из вражеского котла к своим. Физически выжившие в этой «чудовищной нелепице войны» проходили обязательную проверку в Особом отделе. Некоторых вернули на фронт, и они дошли до Берлина, но были и те, кого без особой вины в Астрахани «отфильтровали» вплоть до расстрела.

Исследователь Сергей Заярный пишет, что во всех просмотренных документах этого периода нет и намека на отрицательные характеристики действиям дивизии.

Большая игра

Но почему тогда получили распространение мифы о том, что 110-я ОКДД в июле 1942 г. «проявила неустойчивость», «ушла в банды», а то и вовсе «перешла к немцам»?! Эти мифы недавно освежил спикер хакасского парламента Владимир Штыгашев: «Только в Ростовской области калмыки уничтожили 160 тысяч» и что «нет ни одной семьи, кто бы у фашистов не служил карателем». Дикость какая-то – наводить тень на плетень, когда героическая стойкость воинов Калмыцкой кавдивизии после войны подтверждена, восстановлена во многом благодаря рассказам жителей Дона.

Дикость, что коллаборационистами сделали калмыков – один из самых воинственных и верных присяге народов России.

На мой взгляд, дискредитация 110-й ОККД – всего лишь эпизод «Большой игры» в Большой политике. Целью сознательно созданного разрушительного мифа было освобождение территории Калмыкии под секретные разработки урановых месторождений и строительство секретных объектов ядерной индустрии.

Это была действительно Большая игра, четкий, глубоко продуманный план действий, ведь дискредитация 110-й ОККД потянула за собой не только операцию «Улусы», но и другие непопулярные действия: «зачистку» документов дивизии в ЦАМО, снятие с фронтов и отправку в Сибирь и Широковский лагерь ГУЛАГа НКВД воинов, удостоенных многих боевых орденов и медалей. И совсем уж мурашки по телу от чудовищного цинизма Сталина, когда узнаешь, что Широковская ГЭС должна была обеспечивать энергией самый крупный в те годы химкомбинат «Метафракс» по производству метанола. Так вот, этот метанол использовался в качестве горючего (помимо этилового спирта, жидкого кислорода и перекиси водорода) для первых вариантов ракет ФАУ-2 и наших А-4. Это потом наши ученые для запуска ракет Р-2 и прочих стали применять керосин и жидкий азот.

Как известно, ФАУ-2 запускали на ракетных полигонах в Астраханской области, в том числе была затронута территория Калмыкии. Метанол используют для транспортировки и хранения газа в 13 подземных хранилищах на Аксарайско-Утигенной гряде. Кроме того, метанол в больших количествах использовался при транспортировке природного газа и его хранении в подземных хранилищах. С этой целью в Астраханской области было произведено несколько ядерных «мирных» взрывов. Впрочем, обо всем этом читайте в цикле корреспонденций «Поиски Уранового Колорадо».

Лично для меня ясно – идеологические мифы о «разбежавшейся» 110-й ОККД не имеют ничего общего с действительностью. Обороняя левобережье Дона от значительно превосходящих сил противника, войска 51-й армии, в том числе 156-я стрелковая дивизия и 110-я Отдельная Калмыцкая кавалерийская дивизия, более чем на неделю задержали немецкое наступление на Кавказ и передачу танковой армии Гота на Сталинградское направление. Они выполнили свой долг, задержав наступление фашистов, дав возможность частям Южного фронта занять новые оборонительные линии…

Григорий ГОРЯЕВ

Библиография:

1. У.Б. Очиров, С.А. Заярный. Клятве остались верны, том 1-й, Элиста, Изд-во КНЦ РАН, 2018, 519 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.